Владивостоку нужно свое “Владэнерго”?

Мэрия Владивостока ищет способы сделать энергохозяйство города более управляемым, а если удастся, то и полностью подчиненным себе.

20 май 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №139 от 20 май 1997

Мэрия Владивостока ищет способы сделать энергохозяйство города более управляемым, а если удастся, то и полностью подчиненным себе.

На днях в Москву были отправлены предложения по возможной реструктуризации “Дальэнерго”, с тем чтобы создать свою городскую систему энерготеплоснабжения. К тому же в Москве находился и сам мэр Виктор Черепков, участвовавший в совещании руководителей городов России. Судя по всему, Виктор Иванович надеется получить поддержку своим планам перестройки городского ТЭКа.

Эту мысль руководство города вынашивает уже давно, но сейчас эту идею ускорили обострившийся в крае энергокризис и, с другой стороны, попытки новых вице-премьеров Немцова и Сысуева, которые пытаются реформировать “естественные монополии” и систему коммунального хозяйства.

Как заявил один из руководителей города, цель реформы энергохозяйства - не растаскивание ТЭЦ и котельных по коммунальным квартирам, но создание единого муниципального энергокомплекса.

Как же заставить акционерное общество “Дальэнерго” добровольно расстаться со своими владивостокскими предприятиями? Здесь рассматривается ряд вариантов. Первый, самый легальный - использовать пакет акций, который принадлежит государству. Муниципалы надеются, что их поддержат и Немцов, и сами рядовые работники АО “Дальэнерго”, которые в массе своей от приватизации предприятий ничего не выиграли. На собрании акционеров мужики проголосуют за любого, кто пообещает им регулярную зарплату.

Второй вариант, “военный”. “Дальэнерго”, получив сейчас возможность напрямую заключать договоры со своими потребителями - простыми квартиросъемщиками, будет по-прежнему вынуждено использовать электрические сети и подстанции, принадлежащие городу. И мэрия может взвинтить цены за использование этих сетей. Еще один рычаг - вода. Ведь именно она является главным теплоносителем, а поставляют ее муниципальный водоканал и государственный гидроузел. На воду тоже можно поднять расценки.

Это, конечно, война на уничтожение “Дальэнерго” в его нынешнем виде. Но, судя по всему, именно к ней и готовится мэрия. Последней каплей стал провал большой бартерной операции, которую мэрия пыталась осуществить. Смысл ее был в следующем: у города нет денег, но у города есть должники. Почему бы не взять рыбу у рыбацких организаций и не передать ее “Дальэнерго” в счет уплаты городских долгов? Вроде бы подобное соглашение было заключено, но при этом оговаривалось, что рыба должна быть использована исключительно на закупку топлива для обеспечения Владивостока светом и теплом. Но энергетики использовали рыбу как сочли нужным, и не только на топливо. По заявлению одного из крупных городских чиновников, “Дальэнерго” поступило “просто непорядочно”. В итоге может пострадать и рыбацкая организация, которой эту рыбу не зачтут в качестве погашения долга перед городской казной.

Конечно, в мэрии понимают, что создание своего единого муниципального энергохозяства, в которое, кстати, уже просятся многие бывшие “ведомственные” котельные, - это попытка перейти от экономических форм хозяйствования к диктаторским. Но убеждены в том, что это единственный выход из чрезвычайной ситуации. К тому же если это удастся, то можно будет почти забыть о долгах города энергетикам.

Хоть “денег и нет”, все-таки можно будет наскрести столько, чтобы ежедневно 8 тысяч тонн угля в город завозить. Из них 6 тысяч будет сгорать, а оставшееся накапливаться, так что к зиме будет накоплен небольшой запас. Но опять может создаться положение, когда весь “городской уголь” будет сожжен, чтобы увеличить перетоки энергии в край.

Создавая свой энергокомплекс, Владивосток как бы заранее пытается отделиться от края, столицей которого он является.