О пивоваре Ноюксе

В одном из выпусков «Городоскопа» мы рассказали нашим читателям о становлении пивоваренного дела во Владивостоке. В частности, речь шла о купце Карле Фердинандовиче Ноюксе, который в конце позапрошлого века построил на ул. Лазаревской в Жариковском овраге пивоваренный завод, производивший в год 70 тысяч ведер этого первоклассного напитка, который так любили горожане.

27 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1382 от 27 июнь 2003

В одном из выпусков «Городоскопа» мы рассказали нашим читателям о становлении пивоваренного дела во Владивостоке. В частности, речь шла о купце Карле Фердинандовиче Ноюксе, который в конце позапрошлого века построил на ул. Лазаревской в Жариковском овраге пивоваренный завод, производивший в год 70 тысяч ведер этого первоклассного напитка, который так любили горожане.

И вот удача! В редакцию позвонила Инесса Борисовна Писарская, жительница Владивостока, в семейном архиве которой хранятся уникальные фотографии. На одной из них можно увидеть и знаменитого пивовара Ноюкса. На обороте столетнего снимка, датированного 1903 годом, еще можно прочесть чернильные строчки: «На память Анне Феофановне и Николаю Ильичу от уважающего К. Ноюкса».

Оказывается, Карл Фердинандович был крестным отцом ее папы, Бориса Александровича Писарского, тоже человека удивительной и, увы, не очень счастливой судьбы.

Он учился в кадетском корпусе в Красноярске, когда началась революция. Собирался покинуть Россию в числе других кадетов, не пустила мама

– она сняла своего сына Бориса Писарского с парохода, когда прозвучал, можно сказать, последний прощальный гудок.

Обладая прекрасными организаторскими способностями, Борис Александрович был правой рукой директора рыбокомбината

«Мутухэ» (ныне Каменка).

В начале 30-х годов комбинат славился на весь Дальний Восток своими ударными трудовыми подвигами, особенно хороши были ивасевые путины. Но вскоре победный гром литавр сменился звяканьем тюремных засовов. И вместо долгожданных премий в 1937 году Бориса Александровича Писарского арестовали, а вместе с ним еще 10 работников комбината, предъявив всем обвинение во вредительстве.

- В дом пришла беда, мама осталась одна, с грудным ребенком на руках, - рассказывает Инесса Борисовна.

– Этим ребенком была я. Когда подросла, она рассказывала мне об этих самых черных днях, месяцах ее жизни – папа провел во Владивостокской тюрьме почти два года. Вспоминала, как отправилась со мной пешком с рыбокомбината «Мутухэ» (Тернейский район) в Уссурийск, где жили ее родители, как пеленала меня на снегу, как чуть не умерла от голода. Как с замиранием сердца ждала известий о папе.

После возвращения из тюрьмы Борис Александрович Писарский работал на Уссурийском масложиркомбинате, заместителем управляющего Примгосрыбтреста, в Главдальфлоте. Ему предлагали перебраться в Москву, в министерство морского флота. Но он остался в Приморье

– этот край, несмотря ни на что, любил всем сердцем. Умер Б. Писарский рано, ему было всего 46 лет. Похоронен на Морском кладбище.

- Вот уже не один год я пытаюсь выяснить, за что были репрессированы мой отец и его коллеги. Хочу перелистать материалы дела. Обращалась с запросами в краевую прокуратуру, в ФСБ. Ответ везде один: никаких документов в архивах нет. Но ведь это было очень громкое дело

– арест руководящего состава рыбокомбината «Мутухэ». Может быть, кто-то из старожилов Приморья помнит эту историю, откликнется и расскажет мне правду о моем отце.

Что касается Карла Фердинандовича Ноюкса, известно, что он тоже был арестован вместе с сыном. Их обоих расстреляли. Остались две дочери. У него была еще родная сестра, которая вышла замуж за доктора Томашевского и после революции уехала в Харбин. Сейчас в Москве живет внучка одного из первых владивостокских пивоваров.