Злой дух многоэтажки

Большой десятиподъездный дом № 30 на Толстого живет в страхе: на кого в следующий раз набросится бомж? Обосновался он тут в подвале несколько лет назад и сначала вел себя мирно. Но потом от своей собачьей жизни явно “сошел с катушек”. Неделю назад в один день от его ярости пострадали сразу несколько человек.

26 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1381 от 26 июнь 2003

Большой десятиподъездный дом № 30 на Толстого живет в страхе: на кого в следующий раз набросится бомж? Обосновался он тут в подвале несколько лет назад и сначала вел себя мирно. Но потом от своей собачьей жизни явно “сошел с катушек”. Неделю назад в один день от его ярости пострадали сразу несколько человек.

- В субботу я высаживала цветочную рассаду на клумбе с тыльной стороны дома, - сквозь слезы рассказывает здешняя жительница Тамара Николаевна. – Вижу, пробирается вдоль самого дома гроза нашего двора. Я еще в душе порадовалась, что успела перейти на другой край клумбы, который ближе к дороге. Но, увы, это меня не спасло.

Проходя мимо, бомж как бы про себя проронил: “Сады, говоришь, сады?”. Уже зная, что от него можно ожидать всего, чего угодно, я как можно спокойнее, чтобы не спровоцировать его на агрессию, ответила: “Да нет, цветочки сажаю”. Но буря в душе горе-соседа требовала, видно, выхода, и не успела я разогнуться, как получила оглушительный удар ногой в лицо. Бросилась бежать и увидела боковым зрением, что злодей хватает оставленную мною тяпку. Инстинктивно прикрыла лицо рукой… В нее-то и попал брошенный  вдогонку инструмент. Рана оказалась такой глубокой, что мне в больнице полтора часа ее зашивали. Сейчас по ночам не могу спать от боли, хожу на перевязки, принимаю таблетки и боюсь лишний раз выйти из дома.

Тамара Николаевна не первой попала под горячую руку чем-то взбешенного бездомного. За несколько минут до этого он в ответ на вполне невинный вопрос ударил пожилого почтальона. За мужчину вступилась женщина, гулявшая с собакой, – досталось и ей, и ее доберману.

В подвале по Толстого, 30 нашли приют сразу несколько человек. Еще живут две семейные пары, которые промышляют в основном сдачей бутылок. Одна из них оборудовала себе вполне приличное пристанище с чистыми шторками и простынями. Жильцы “верхних этажей” ничего против них не имеют, наоборот, жалеют, стараются угостить. Не хуже многие относились сначала и к «Кудряшкину» - довольно молодому еще мужчине,  прозванному так детьми за курчавую голову, который теперь стал злым духом дома. Выносили воду, давали сигареты, за что он, правда, никогда не благодарил, и даже остатки еды не просто выбрасывали в мусоропровод, а аккуратно складывали в пакеты, чтобы бедолаге не надо было рыться в кучах смрадных отходов.

- Я однажды предложила ему вырвать полынь в нашем на редкость неухоженном и грязном дворе, готова сама была за это немного заплатить, - вспоминает Надежда Александровна с первого этажа, живущая как раз над  «апартаментами» бомжа. – Но он так шарахнулся от меня, что можно было подумать, будто я толкала его на какое-то преступление. Другие жильцы дома, знаю, тоже находили для него какую-никакую работенку, но, судя по всему, он не собирается зарабатывать. Хотя деньги  любит. Однажды нашел среди мусора пачку купюр и с радостью побежал в магазин, чтобы набрать еды. Сколько было разочарования, когда выяснилось, что деньги-то старые, потому их и выбросили... Дважды в своем логове Олег (он назвал свое имя, когда я предлагала ему подзаработать) устраивал пожары, и мы всей семьей вместе с ним чуть не задохнулись. А главная наша боль – дочь Татьяна, получившая ни за что, ни про что отработанный спортивный удар в лицо, когда на крыльце разговаривала с подружками. Она до сих пор в ужасе отбегает от окна и забивается в дальний угол, когда видит бомжа на улице. Пока он здесь, ее стресс не пройдет. Мы писали заявление в милицию, и «соседа снизу» забирали, но очень быстро он вернулся «домой».

Явление из подвала

Мы разговариваем с жителями дома на детской площадке, разместившейся как раз напротив лаза бродяги – единственного, как я заметила, не забитого здесь стандартного подвального оконца. Дети, понятно, тихо играть не умеют и своими криками раздражают обитателя подвала. Еще детворе – хлебом не корми – дай подразниться. Это сейчас мальчишки стали бояться Кудряшкина, а сначала они его своим чрезмерным вниманием просто доставали. Все это, видно, и привело к тому, что дети приводят агрессивного приживальщика в особое бешенство, и он пообещал «поотрывать им всем головы». Как теперь отпускать их одних гулять?

- На днях с балкона внук уронил мягкую игрушку, так мне пришлось вместе с ним за ней спускаться, - подтверждает только что услышанные рассказы от обеспокоенных бабушек еще один житель дома – Алексей Андреевич. – Наш Алешка не такой уж и маленький, ему скоро 10 лет исполнится, но разве он сможет защититься от разъяренного мужика? Дети за спину прячутся, когда видят вылезающего из своей норы бомжа.

А вот и он сам собственной персоной. Сначала в подвальном проеме появилась кудрявая голова, потом человек, подтянувшись на руках, лихо выпрыгнул на улицу. Высокий, спортивный, одетый отнюдь не в лохмотья - с первого взгляда не подумаешь, что «квартирует» в подвале. Первый порыв был подойти и поговорить «по душам», но после услышанной жути я на это не решилась.

- С ним бесполезно разговаривать, - заверили мои собеседники. – У него глаза бессмысленные. Обратите внимание, как он идет: боком-боком, крадучись, будто его кто-то преследует. Тротуар не признает, все время к дому жмется. А на этой площадке он тоже иногда отдыхает. Раскачивается на качелях и что-то мурлычет себе под нос – доволен! Как его не пожалеть в такую минуту...

 В милицию жильцы дома обращались не раз, писали заявления и в итоге пришли к искреннему убеждению, что «милиция бессильна».

- А куда она его может деть? Ни ночлежки, ни приемника-распределителя для бездомных, ни какого-то центра для их реабилитации во Владивостоке нет. Нашего обезумевшего «соседа», по всему видно, лечить надо, но кто теперь будет тратить лекарства на бомжа, когда их не хватает на более благополучных сограждан?

Жильцы с Толстого, 30 говорят все это с такой обреченностью, что становится страшно уже от другого. Они почти смирились с тем, что нет возможности оградить их от социально опасного человека, и практически потеряли веру в то, что когда-нибудь во двор можно будет выйти без страха. Неужели все мы действительно так беззащитны в этой жестокой жизни?

Залечь на дно

Вы посмотрите, как катастрофически разрастается проблема в краевом центре. Бомжи его буквально заполонили. В один голос взывают о помощи работники ЖЭУ. Для выполнения предписаний пожарных служб требуется вычистить подвалы, освободить их от многолетних завалов хлама, закрыть на замки. Но какой замок остановит отчаянно борющегося за жизнь человека, вооруженного куском трубы или лопатой? Сбивают в два счета и снова устраивают себе лежбища, натаскивают хламья. В одном из ЖЭУ мне рассказали, как облюбовавшие подвал бездомные закрылись изнутри тем же замком, который сбили с входной двери. И тогда уже слесарям пришлось пробираться через узкое оконце, чтобы устранить порыв в системе отопления. Немало случаев нападения на лифтеров, тех же слесарей.

Без конца то тут, то там по вине обитателей подвалов вспыхивают пожары, горит электрооборудование, наносится урон инженерным сетям, страдают квартиры. В домоуправлениях показывают переписку с органами внутренних дел - это как тот мяч, который возвращается в собственные ворота. Обычно в ответах из УВД содержатся рекомендации «повторно произвести осмотр всех подвалов участка, усилить их входные двери, сменить замки». Но пример дома № 30 на улице Толстого подтверждает, что двери бомжам не нужны. Им подходят как раз более недоступные места – меньше будет непрошеных гостей. К тому же попробуй выкури их из такой норы.

Да и не животные они. Это с бродячими собаками, тоже бросавшимися на жителей дома № 30 на Толстого и досаждавшими всем, решилось проще. Вызвали специальную службу, и та быстро справилась. Но бомж – не дворняга, хоть и ведет почти такой же образ жизни…