Благословленный папой римским

Денис Рогов, стоя у окна кабинета литературы, показывает: «Вон там между деревьями железная «радуга». Видите?». Я-то вижу… Он продолжает: «Когда я был в первом классе, упал с нее и сломал руку». – «И с ревом побежал жаловаться маме?» - «Тогда она еще не была мамой». Это Денис о Зое Анатольевне Дизендорф, воспитательнице, которая стала самым дорогим и близким человеком в его жизни.

18 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1376 от 18 июнь 2003

Денис Рогов, стоя у окна кабинета литературы, показывает: «Вон там между деревьями железная «радуга». Видите?». Я-то вижу… Он продолжает: «Когда я был в первом классе, упал с нее и сломал руку». – «И с ревом побежал жаловаться маме?» - «Тогда она еще не была мамой». Это Денис о Зое Анатольевне Дизендорф, воспитательнице, которая стала самым дорогим и близким человеком в его жизни.

Родители, как правило, вкладывают в своих детей душу, окружают их заботой, делают для них все возможное и невозможное, а чадушки нередко вырастают оболтусами, не радующими сердца пап и мам. Почему бывает наоборот? Почему этот мальчик, не знающий отца и вырванный из рук матери, которую вынуждены были лишить родительских прав, вырос уникальной личностью? «Что за секреты воспитания вы знаете?» - спрашиваю директора артемовского интерната для слепых и слабовидящих детей Татьяну Школьную. «Особенность нашей работы в системе, - поясняет Татьяна Георгиевна. – Слово это в последнее время стало нести негативную окраску. В нашей же ситуации именно она помогает формировать в ребенке ответственность, чувство обязательности.

Пусть со стороны это выглядит жестоко – без поблажек на капризы, все по звонку. Нам жалко детей, но иначе нельзя. В конце концов ребята это понимают. Если поначалу могут назвать интернат зоной, то потом приводят к нам своих детей, чтобы с гордостью показать – здесь мы жили и учились». Результат подобной системы поражает – если есть выпускники, то среди них обязательно медалисты. Вот и в этом году вместе с Денисом награды удостоена Наташа Марусова. Но ей немного легче – рядом любящие заботливые родители. Денис одинок с трех лет.

Учеников этого интерната воспитывают в твердом убеждении – они не инвалиды, никогда и ни при каких условиях не должны надеяться на снисхождение. Мне это кажется не совсем справедливым, ведь одно дело, когда пишет выпускное сочинение здоровый школьник, и совсем другое – если в очках и через лупу. «Лупа, конечно, мешает, - пояснил Денис, - ограничивает обзор, не дает возможности окинуть взглядом написанное». Плюс естественное волнение, плюс тема, которая требует не только прекрасных знаний, но и влюбленности в литературу, - лирика Пушкина. «Я очень люблю этого поэта, - говорит Денис. – Еще Лермонтова и Есенина». Остальные экзамены дались ему легче – не было фактора неожиданности, что способно вывести из равновесия и вполне здорового человека.

«Этот мальчик уникален, - сказала Евгения Гительман, учитель эстетики и воспитательница Дениса. – Он прекрасно окончил музыкальную школу, сам пишет музыку, хорошо поет, у него явные математические способности». Между прочим, этому ребенку при поступлении в интернат медико-педагогическая комиссия поставила диагноз ЗПР, то есть задержка психического развития. Была ли она, не ошибка ли это? Евгения Борисовна убеждена – не ошибка. Жизнь до трех лет с мамой-алкоголичкой, потом детский дом, где ему так мешали проблемы со зрением, отнюдь не способствовали развитию ребенка. В интернат пришел замкнутый  мальчишка. Остается только шляпу снять перед педагогами, которые сумели из такого «материала» вылепить звездочку. Денис вырос интеллигентным человеком, от которого никто теперь не слышит грубого слова. Он вместе с другими российскими вундеркиндами ездил на встречу с папой римским, который его благословил. «И как папа?» - поинтересовалась я. «Старенький», - улыбнулся мальчишка. Ему довелось петь с Монтсеррат Кабалье. Что исполнял? «Мы группой пели застольную из «Травиаты». Мой юный собеседник так овладел компьютером, что пишет на нем музыку, которая очень нравится его сверстникам.
Этот год стал для Дениса особенным. Впрочем, как и для любого выпускника. Он очень волновался, когда звучал в интернате последний звонок, и считает это событие более значимым, чем выпускной бал, который будет завтра. Хотя к выпускному, конечно, готовится и немного сочувствует девчонкам: «У них проблем с нарядами больше».

Скорей всего этот мальчик по-прежнему остается немного закрытым для незнакомых людей – по-настоящему откровенен он со своей первой учительницей Валентиной Александровной Копалиной и с Зоей Анатольевной, ставшей его мамой. «Как это произошло? Почему ты именно ее выбрал?» - спросила. «Это она меня, к счастью, выбрала», - ответил, светло улыбнувшись.

«Ты, наверное, обижен на судьбу, которая отняла зрение и заставила страдать в раннем детстве?». – «Зачем обижаться? Не попади я сюда – не получил бы медаль, не поездил бы по миру, не приобрел бы столько друзей. Я не чувствую себя несчастным».

Денис, естественно, выбрал уже вуз – будет изучать такую непростую специальность, как финансы и кредит. С ним вместе решился поступать и закадычный друг Сергей – справляться с трудностями вдвоем немного легче. Препятствий же, конечно, впереди много – хоть и научили ребят обходиться без специальных книг с выпуклым шрифтом, нагрузка на их плечи ляжет намного более тяжелая, чем на плечи здоровых сверстников.
В этого парня влюблены многие девчонки из интерната. «Какой бы ты хотел видеть близкую подругу?». Он заливается румянцем: «Невысокая. Блондинка или светло-русая. Цвет глаз значения не имеет, а ресницы должны быть пушистыми. Хотелось бы умную и добрую, но такое сочетание, по-моему, редкость». И тут я решаюсь на непростой вопрос: «Скажи, на родную мать сердишься?». «Своей мамой я считаю Зою Анатольевну, с ней никогда не порву связь. А та, что живет в Кремово...… Единственное, чего хочется, - приехать и показать медаль». 
Это событие - получение золотой медали незрячим (уточню –очень слабо видящим) воспитанником детского дома – называют уникальным. Такого в Приморском крае еще не было. При этом все, кто знает Дениса, говорят: «Этот мальчик – именно тот, кто по-настоящему достоин награды».

В четверг у воспитанников интерната выпускной, медаль будет вручена позже, на торжественном приеме у губернатора. Естественно, Денис Рогов волнуется, но тщательно это скрывает. Впереди последняя ночь в интернате, когда нахлынут воспоминания, когда наступят минуты прощания. Эта ночь будет только для них, для тех, кто выстоял, преодолел и сделал первый шаг во взрослую жизнь. Удачи вам, ребята!