«Тихий омут» предвыборной кампании

Вчера участковые избирательные комиссии Владивостока приступили к 3-дневному досрочному голосованию по выборам депутатов городской Думы, назначенным на 8 июня.

6 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1371 от 6 июнь 2003

Вчера участковые избирательные комиссии Владивостока приступили к 3-дневному досрочному голосованию по выборам депутатов городской Думы, назначенным на 8 июня.

Кроме того, досрочное голосование проводилось с 24 мая в окружных избиркомах и получило скандальный резонанс, причем почти исключительно благодаря усилиям агитаторов противоборствующих кандидатов, то есть на уровне слухов. В значительно меньшей степени о «досрочке» и других особенностях этих выборов сообщали средства массовой информации, практически отрезанные от освещения предвыборной кампании новым федеральным законом и ограничением числа СМИ, допущенных к участию в агитации.

ТАТЬ В НОЧИ

Опасения, выраженные в канун выборов общественностью и крайизбиркомом в связи с возможными злоупотреблениями при досрочном голосовании, основывались на богатом практическом опыте владивостокских плебисцитов. Глава крайизбиркома Сергей Князев напомнил, что на выборах мэра 1999 года 20 процентов избирателей проголосовали досрочно. Между тем негативная специфика этого вида голосования состоит в том, что использованные «досрочниками» бюллетени остаются на ночь в помещении сначала окружкома (их в городе 25), а затем участковой комиссии. Последних во Владивостоке насчитывается 206, и гарантированно сохранить их неприкосновенность даже по договору с милицией представляется весьма затруднительным. В этой связи крайизбирком выработал специальные методические рекомендации по пресечению злоупотреблений. Помимо рекомендованных постовых у каждой избирательной урны в рамках закона предлагается усилить полномочия и ответственность членов избиркомов с правом совещательного голоса. Последние являются доверенными лицами того или иного кандидата и поэтому обеспечивают надежный «перекрестный» контроль. Они должны вечером расписываться на упаковке опечатанного конверта с бюллетенями, а утром в день голосования присутствовать и убедиться в наличии своей подписи при вскрытии конверта, содержимое которого перемещается в общую урну для голосования. Кроме того, закон не возбраняет применение технических средств – камер видеонаблюдения в избиркомах и фотографирование подъезжающих автобусов и легковушек, осуществляющих незаконный подвоз досрочников. Другое дело, что эти фотографии едва ли возможно использовать для доказательства причастности самого кандидата к нарушениям. Чего не позволяет закон, так это требовать от «досрочника» предоставления доказательств уважительной причины, по которой он не может прийти голосовать непосредственно в день выборов. Избиратель сам волен определять, какая причина для него является уважительной, поэтому «поездка на дачу» вполне подходит даже для тех, у кого нет не только дачи, но и лишних, пардон, штанов. Достаточно иметь паспорт с пропиской. Именно городские маргиналы, голоса которых покупаются за 50-100 рублей и автомобильную поездку до избирательного участка и домой, стали тем «электоральным ресурсом», который способен внести решающую лепту в исход голосования на выборах с отсутствующим порогом минимальной явки избирателей.

Шум, поднятый некоторыми кандидатскими блоками вокруг «досрочки», пока оправдался лишь отчасти: до начала досрочного голосования на участках проголосовало всего 2651 человек, то есть меньше процента от 460 тысяч избирателей города. Другое дело, что при низкой явке это будет уже 8-12 проц. от числа проголосовавших. В абсолютном же исчислении на каждый из 25 округов в среднем получается чуть более сотни голосов.   Для обретения депутатского мандата этого вполне может хватить, и такие прецеденты уже были на довыборах в городскую Думу первого созыва. Но число досрочников еще может существенно увеличиться за счет голосования на участках, как ожидается, за счет организованного подвоза сотрудников организаций и предприятий. Единственное, что радует в этой ситуации, – скорое принятие в третьем чтении Избирательного кодекса Приморского края, в котором институт досрочного голосования отсутствует вовсе.

НАЛИЧНЫЕ – ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ КАНДИДАТА

Уже проводившиеся в крае по новому закону «Об основных гарантиях избирательных прав» довыборы в Законодательное собрание и муниципальные выборы показали, что прямая покупка голосов посредством оформления на работу в предвыборном штабе в качестве агитаторов является «хитом сезона». С юридической точки зрения, эта лазейка позволяет кандидату оставаться безнаказанным и обладает КПД и надежностью, сопоставимой с надежностью резинового контрацептива. Принципиальная особенность нового основного выборного закона – гипертрофированная защищенность кандидата, которого теперь можно лишить регистрации и снять с выборов только за превышение избирательного фонда (что выясняется только после дня выборов) либо за призывы к насильственному свержению государственного строя и разжигание национальной и социальной розни. В течение последней недели перед выборами его нельзя снять вообще. А после оных – сколько угодно по суду, но практика показывает, что победителей у нас не судят.

С другой стороны, закон ограничивает возможности средств массовой информации до полного запрета журналисту высказать какое-либо мнение или поделиться с читателем известной ему негативной информацией о том или ином кандидате (нужно равномерно сообщать обо всех соперниках либо ничего не сообщать вовсе). Во Владивостоке этот созданный российским законодателем информационный вакуум дополнился ограничением числа СМИ, допущенных к платной агитации. Ведущие вещательные средства города и края не попали в утвержденный горизбиркомом перечень вроде бы по своей вине: вовремя не подали уведомления в избирательную комиссию. Но раньше достаточно было опубликовать расценки на агитацию, не уведомляя горизбирком. Его председатель Ирина Балахнина уверена, что комиссия не обязана способствовать информационному освещению выборов путем напоминаний и разъяснений журналистам новых положений закона (хотя избиратель имеет право на информацию о кандидате – или все же обойдется как-нибудь?). Поэтому никого и не извещали о необходимости уведомлений, обойдясь публикацией в муниципальной газете «Приморские вести», на которую практически нет подписки. Кроме того, эта газета должна была по своему статусу предоставлять для агитации бесплатные площади через жеребьевку. Но когда Сергей Князев задал вопрос об этом Ирине Балахниной, она без тени смущения ответила, что о муниципальном статусе «Примвестей» ей ничего не известно. Более того, раньше бесплатная агитация размещалась на телеканале «ОТВ-Прим», созданном краевой администрацией, теперь этого нет и в помине.

Хитроумно созданный вакуум заполняется наружной агитацией, развешанной и расклеенной непосредственно на жилых домах у подъездов, хотя по закону для этого выделяются специальные места. И здесь также не идет даже речи о равноправии кандидатов, поскольку все определяется их личными финансовыми возможностями. Таким образом, возможность нормального, цивилизованного, сознательного выбора в ходе данной предвыборной кампании практически исключена. Бал правят «чистоган» и административный ресурс. Помешать реализации этого мрачного сценария  может только «голосование против всех», если оно превысит число голосов, отданных за любого из кандидатов. Но кто же заплатит за него наличными?