Медведи на батарейках

Когда 11 лет назад российские и американские ученые начали в Сихотэ-Алинском заповеднике совместную программу изучения биологии амурского тигра с помощью радиотелеметрии, о медведях, гималайских и бурых, не было и речи. Медведи сами проникли в тигриный проект: 5 июля 1993 года в ловушку, поставленную на тигров, неожиданно попал лапой бурый топтыгин. Ученые обездвижили медведя, сняли с него все промеры, взвесили, взяли нужные биопробы и, наконец, нацепили специальный ошейник для наблюдения за его передвижением по тайге с помощью радиолокации. Затем в петли дружно полезли очередные медведи, за бурыми - гималайские. И ученым, работающим в основном с тиграми, пришлось несколько подработать методику установки ловушек с расчетом на мишек.

20 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1360 от 20 май 2003

Когда 11 лет назад российские и американские ученые начали в Сихотэ-Алинском заповеднике совместную программу изучения биологии амурского тигра с помощью радиотелеметрии, о медведях, гималайских и бурых, не было и речи. Медведи сами проникли в тигриный проект: 5 июля 1993 года в ловушку, поставленную на тигров, неожиданно попал лапой бурый топтыгин. Ученые обездвижили медведя, сняли с него все промеры, взвесили, взяли нужные биопробы и, наконец, нацепили специальный ошейник для наблюдения за его передвижением по тайге с помощью радиолокации. Затем в петли дружно полезли очередные медведи, за бурыми - гималайские. И ученым, работающим в основном с тиграми, пришлось несколько подработать методику установки ловушек с расчетом на мишек.

ТАТУИРОВКА НА ГУБЕ

С американской стороны исследования по медведям в разное время вели сотрудники Института диких животных Хорнокера (HWI) и Общества сохранения диких животных (WCS). С российской – специалисты Тихоокеанского института географии и Биолого-почвенного института ДВО РАН, а также Сихотэ-Алинского заповедника.

Шесть лет медведями занимались в общем-то попутно, и только с 1998 года были выделены деньги специально на медвежий мониторинг. В течение четырех лет в Сихотэ-Алинском заповеднике и его окрестностях велись крупномасштабные исследования биологии и экологии гималайских и бурых медведей. Последний ошейник надели в 2001 году, и уже на последующих медведей, попадавших в ловушки, цепляли только пластиковые метки на уши. Кроме того, всем пойманным медведям наносили татуировку на внутренней стороне верхней губы или на коже в паху - зоологи темной краской ставили каждому зверю личный номер. Ошейник, как и ушная метка, теряется, а татуировка остается на всю звериную жизнь, так что охотник, убивший меченого медведя, всегда может сообщить, когда и где он это сделал. К сожалению, подобные призывы ученых к местным жителям так и остались неуслышанными.

БУРЫЕ МАРАФОНЦЫ

Всего за восемь лет радиомаячки были надеты на шеи более четырех десятков медведей двух видов. Особенно активно косолапые стали попадаться в петли, когда ученые начали раскладывать возле ловушек пахучую приманку, к примеру, порченое мясо или рыбу. Правда, были отдельные умники, поедавшие всю приманку, но при этом умело обходившие все петли. Рекордсменами по весу оказались бурые самец - более 350 кг и самка - 222 кг. Среди гималайцев самым тяжелым оказался самец весом в 205 кг, а самочка - 101 кг. Есть у меченых медведей и рекордсмены по возрасту. Некоторым животным уже перевалило за 20 лет.

Один из самых активных участников проекта - гималайский медведь Паша. Это выдающийся зверь: он сумел сбросить свой первый радиопередатчик, но затем, очевидно, снова захотел послужить науке и залез в петлю-ловушку. Именно в наблюдениях за жизнедеятельностью Паши собрана самая обширная информация.

Координатор медвежьего проекта Иван Середкин уверен, что без применения радиометодов было бы невозможно собрать совершенно новую, до сих пор не известную информацию из жизни зверей. К примеру, без радиолокации не узнать размеры участков обитания этих хищников, насколько далеко они ходят. Конечно, и территория обитания, и перемещения по ней медведей зависят от пола, возраста и других личностных факторов. У гималайских медведей индивидуальный участок меньше, чем у бурых, и они не очень любят уходить на большие расстояния. К примеру, у белогрудой самки Даши территория проживания равна всего 20 квадратным километрам. А вот у бурых самцов, да еще с учетом осенних перемещений, когда они бродят в поисках пищи, чтобы поднакопить сала для зимней спячки, территория может занимать площадь до трех тысяч квадратных километров. Переходы в 30-50 км для них - не расстояние. Бурого Юру как-то вели с помощью радиолокации 100 км, от Тернея до Кемы.

СПАЛЬНЯ В ДУПЛЕ

С помощью радиотрекинга появилась возможность прослушивать медвежью спячку в берлогах. Однако из-за особенностей биологии медведя непосредственно самому человеку невозможно проникнуть в медвежью «спальню» и понаблюдать за поведением и развитием потомства. Медведица вместе с малышами покидает берлогу и еще долго не спускает с них глаз, охраняя от всяких напастей. Но за ними почти невозможно наблюдать визуально. В зимний сезон 2001-2002 годов сразу три медведицы с ошейниками - Даша, Маша и Наташа принесли медвежат. Однако сколько их точно было у каждой, ученые так и не смогли установить - почуяв человека, самочки тут же уводили своих отпрысков в таежную чащу.

В практике медвежьего проекта не было случая, когда в одной и той же берлоге медведь зимовал дважды. Оказывается, гималайский медведь необязательно зимует в дупле. Например, тот же белогрудый Паша каждую зиму сооружал берлогу на земле. Он, как птичка, вил гнездо из лапника. Не всегда верно охотничье мнение о том, что белогрудки на зиму обязательно залегают в дуплистых тополях, липах или кедрах. Это касается в основном самочек, хотя и они иногда приносят приплод в скальных и других не слишком секретных укрытиях. Иван Середкин рассказал, что ученые не единожды натыкались на берлоги, сооруженные на открытых местах, даже рядом с тропами. Так что бурому шатуну или тигру ничего не стоит убить неосторожного гималайца.

Метод радиотелеметрии позволяет раскрыть индивидуальные, половые и возрастные различия и закономерности в выборе медведями мест для зимовки. Это позволяет раскрывать интереснейшие эпизоды из жизни меченых медведей. И Середкин рассказал историю из жизни белогрудого медведя Антоши. О том, как этот гималаец устроился зимовать в прикорневой части ствола огромного старого тополя и как его учуял бурый медведь-шатун. Он едва не достал Антошу через щель в дупле, заставив бедного гималайца долгое время отсиживаться в самой верхней части пустого ствола, а затем перебраться в дупло другого тополя. По звериным следам ученым удалось установить, что шатун и здесь пытался поохотиться на белогрудого собрата, но на этот раз стенки спальни оказались слишком толстыми, и Антоша благополучно перезимовал в ней до весны.

МАЯКИ ЭВОЛЮЦИИ

Многое открыли в жизнедеятельности косолапых зверей сотрудники проекта, но до сих пор неясно, каким образом они чуют за 50, а то и 100 км обильные урожаи орехов и желудей в кедровниках и дубняках. К примеру, в 1999 году в Тернейском районе желудь уродился только в бассейне небольшой речки Куналейки. Еще дубовые плоды только созревали, а к ним устремились гималайские медведи со всей округи. В ту осень на площади в две-три тысячи гектаров собиралось более 100 гималайских и 30 бурых медведей. На Куналейку пришли и кабаны и за полтора месяца вместе с медведями съели весь желудь. Пришли сюда и браконьеры. Той же осенью в Тернейском районе на федеральной автотрассе сотрудники специнспекции «Тигр» задержали перевозчиков 91 кг лап от 25 гималайских и бурых медведей.

Специалисты пытаются устроить и судьбу медвежат, побывавших в руках людей. Так, в 2001 году южнокорейский телеоператор Чой Ки Сун, снимавший фильм о наших медведях, привез из Анучинского района в Тернейский двух гималайских медвежат-сирот, Машу и Мишу, и отдал их на ферму Сергея Щербоноса. Маша была последним зверем в медвежьей программе, на кого повесили ошейник. К сожалению, вскоре после ее выпуска прошлой осенью в лес зоологи потеряли радиосигнал. Причиной этому могло быть слишком далекое перемещение Маши, а возможно, медведицу убили браконьеры, уничтожив ошейник.

Дольше других зверей, поживших у людей, радиомаяк носил медвежонок Сережа - почти три года. Когда же ему удалось снять ошейник, его нацепили на гималайку Ласку, привезенную из реабилитационного центра при Уссурийском заповеднике. Но не тут-то было, Ласка и суток не выдержала. Она сумела освободиться от ошейника и ушла в неизвестном направлении.

Программа по изучению гималайских и бурых медведей в Сихотэ-Алинском заповеднике продолжается. Только что из тайги вернулся Иван Середкин и сообщил, что обнаружил шесть берлог меченых медведей. Из них в майские праздники самой последней покинула берлогу гималайка Наташа. По сравнению с прошлым годом есть и потери. Нескольких медведей пока не удалось найти, скорее всего, выработался ресурс батарей, рассчитанных на три года. К сожалению, потеряна связь и с медведем Пашей: он все же ухитрился стащить с себя и второй радиоошейник.