Стоит жить ради любви

В детстве она обожала делать своим куклам великолепные прически, в школе на учебно-производственной практике выбрала профессию парикмахера (правда, потом по настоянию родителей окончила школу юных менеджеров). Она и сегодня стрижет всех своих родных и друзей. Но – только в редкие нерабочие часы. Потому что профессия не оставляет Юлии Корниковой, репортеру «Восток-ТВ», свободного времени. Впрочем, Юля не жалуется. Жить в кипении – ее стихия!

16 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1359 от 16 май 2003

В детстве она обожала делать своим куклам великолепные прически,  в школе на учебно-производственной практике выбрала профессию парикмахера (правда, потом по настоянию родителей окончила школу юных менеджеров). Она и сегодня стрижет всех своих родных и друзей. Но – только в редкие нерабочие часы. Потому что профессия не оставляет Юлии Корниковой, репортеру «Восток-ТВ», свободного времени. Впрочем, Юля не жалуется. Жить в  кипении – ее стихия!

СУТЬ - В ИЗЮМИНКЕ

- Школу юных менеджеров я, конечно, окончила, - рассказывает Юля, - мама и отец очень надеялись, что это неизвестная и модная тогда профессия (на дворе был 1991 год) поможет мне в будущем. Нам читали основы маркетинга, психологию, экономику стран АТР… Но уже тогда я хорошо понимала – не мое. Скучно! И поступила – без проблем, кстати, - на журналистику.

- И как?

- Жалею, что на первых курсах училась слишком легко, больше времени отдавала студенческим удовольствиям, а не самой учебе. Сейчас, бывает, ощущается недостаток знаний. Поэтому мечтаю учиться дальше…

- Хочешь переквалифицироваться в ведущие?

- Не знаю. Хотела бы попробовать себя как режиссер, может, в политике повращаться… А вообще мне нравится моя работа. Ей присущи азарт, неожиданность, ведь в один и тот же день ты можешь оказаться и на пожаре, и на приеме у губернатора. Кроме того, я вижу результат своего труда. Сделали мы, например, сюжет про больницу, которая зимой оказалась без тепла… А на следующий день там начала работать большая комиссия, тепло дали…

Хотя есть и другая сторона дела: люди начинают воспринимать телевидение как «Скорую помощь», звонят и говорят: я хочу вызвать репортера! А мы не должны подменять чиновников и делать их работу…

Хотя и бывает по-человечески обидно, когда никому нет дела до чужой беды.

- Ты все время в движении, с людьми… Устаешь?

- Больше морально, чем физически. Как-то приехали снимать коммунальный конфликт. Высыпали жильцы, человек 150… Подходят все плотнее, распаляются, кричат, бабушки плачут. Я к стене прижалась, ну, думаю, все, сейчас затопчут… Оператор спас, вытащил чуть ли не за шкирку.

Но бывает и приятная усталость: когда сидишь над сюжетом до ночи, а потом идешь домой, зная, что сделала свою работу хорошо, - это удивительное чувство!

- А когда на улицах узнают?

- Как-то раз снимали юбилей трамвая во Владивостоке. И в вагоне сидели дедушка с бабушкой, такие симпатичные. Я подошла, представилась, а они разулыбались: ой, Юля, а мы всегда смотрим ваши сюжеты! От таких людей радостно слышать добрые слова.

Чиновники, наоборот, частенько возмущаются в мой адрес. А я это расцениваю как комплимент!

- Не боишься, что взгляд замылится?

- Я на телевидении уже девять лет. Еще студенткой работала на Находкинской студии. На «Восток-ТВ» попала сразу же после университета. И прошла большую школу. Работать с такими людьми, как Роза Салюк, Сергей Литус, Борис Шварц, Станислав Быстрицкий, Борис Макарычев, – это просто замечательно и ко многому обязывает. Главное, чему я научилась, - мне должно быть самой интересно. Иначе и зритель заскучает. Поэтому, даже отправляясь в восьмой раз снимать первое сентября, я стараюсь придумывать что-нибудь эдакое, чтобы зритель не переключился на другой канал.

- А сама ты смотришь местные каналы?

- В основном для того, чтобы узнать, как подали конкуренты сюжет, который мы снимали вместе. Новости же центральных каналов мне в последнее время кажутся какими-то безликими, похожими – студия одинакового дизайна, ведущие одинакового стиля… Передачи люблю добрые, с добрыми ведущими – вот как Тимур Кизяков, например.

- Кумиры у тебя есть?

- Нет. Ни в жизни, ни в работе. Хочу быть сама собой и сама всему учиться.

ЧЕМОДАН СЮРПРИЗОВ

Самое яркое воспоминание Юлиного детства: папа – кадровый военный – вернулся домой, в Находку, из Афганистана. И привез им с братом целый чемодан жевательной резинки! Как они тогда визжали от восторга!..

- В твоей жизни многое определяется словом «интересно»?

- Абсолютно все!

– Как поддерживаешь форму?

– Спортом не занимаюсь. Но… У нас редакция располагается на трех этажах. Целый день бегаешь по лестницам: туда-сюда… Живу я на 12-м этаже, лифт у нас не работает периодически… Да и на съемки мотаешься…

- И с собакой гуляешь?..

- Я человек бесквартирный, снимаю жилье, поэтому домашних животных у меня нет, хотя я их очень люблю. И вообще при моей работе трудно завести зверя. У моих родителей в Находке живет пес, я его обожаю.

- Как проводишь свободное время?

- Читаю книги самые разные. От Кафки до Лукьяненко и от Акунина до Войновича. А в детстве обожала «Овода»! Бывает, вяжу. Хожу в кино. Из любимых фильмов могу назвать «Пианист», «Жизнь прекрасна», Роберто Бениньи в нем просто великолепен! Бывает, ловлю себя на том, что подсознательно стараюсь понять: куда же это оператор засунул камеру, чтобы так все снять?

- Хватает времени решать бытовые проблемы?

- Как бы я ни устала, на своем здоровье не экономлю, сухомятничать не люблю. Еще по студенчеству я дала себе клятву: никогда не экономить на желудке!

- Как неромантично…

- В журналистике мало места для романтики. Здесь ценятся напористость и наглость. Не бывает женщина-репортер мягкой и пушистой… В ней должен сидеть бесенок! Лично мне все время хочется больше! Больше увидеть, почувствовать…

- В этом смысл жизни?

- Знаешь, мы однажды снимали Афанасия Ивановича Тарасова, которому исполнилось 116 лет. И я спросила: «Ради чего стоило жить?». Он ответил: «Ради моей жены. У меня была очень хорошая жена, я ее любил». Что тут добавить…