Пастелью по наждаку

Свою первую персональную выставку, на днях открытую в галерее современного искусства “Арка”, приморский художник Михаил Рыдванский назвал “Прикосновение”. Объяснений этому названию возникает множество, достаточно увидеть работы Михаила. Тончайший лиризм его пейзажей удивителен: тут и мягкие линии туманов, и холод предутренних скал, трепетный взмах птичьего крыла и живое тепло женского тела - все то многообразие мира, к которому прикасаются душа, взор, рука…

15 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1358 от 15 май 2003

Свою первую персональную выставку, на днях открытую в галерее современного искусства “Арка”, приморский художник Михаил Рыдванский назвал “Прикосновение”. Объяснений этому названию возникает множество, достаточно увидеть работы Михаила. Тончайший лиризм его пейзажей удивителен: тут и мягкие линии туманов, и холод предутренних скал, трепетный взмах птичьего крыла и живое тепло женского тела - все то многообразие мира, к которому прикасаются душа, взор, рука…

Неискушенному зрителю,  увидевшему бархатистую,  чуть искрящуюся поверхность полотен,  и в голову не придет, что выполнены работы пастелью по наждаку. Да-да, по тому самому абразиву, способному сравнять и отшлифовать шероховатости любой поверхности. Работы Михаила ставят в тупик даже специалистов. По сути, он изобрел новую технику рисунка. По наждаку рисуют многие, но у Рыдванского есть свои секреты.   Впрочем, не это главное.

Соприкасаясь с творчеством художника, погружаешься в мир эмоций, далеких от разгадывания живописных технологий. К тому же строки японских поэтов, сопровождающие практически каждую картину, усиливают философское восприятие мира, открытого удивительным художником.

Иногда рисунки Михаила Рыдванского превращаются в скульптуру.  Былинные витязи и богатыри, крепкие русские мужички, вырезанные из дерева, открывают новую грань таланта художника, берущую начало среди величия и красоты Лазовского заповедника, где прошли детство и юность мастера.