Поматросили и бросили

Во Владивосток после многомесячного плена в порту Кейптауна (ЮАР) вернулись восемь моряков - часть российской команды стоящего уже почти четыре года под арестом танкера “Аргунь”. На судне осталось еще восемь полуголодных членов экипажа. От моряков отказались и арендатор корабля - приморский бизнесмен Евгений Соколов, и владелец - Тихоокеанский флот.

10 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1355 от 10 май 2003

Во Владивосток после многомесячного плена в порту Кейптауна (ЮАР) вернулись восемь моряков - часть российской команды стоящего уже почти четыре года под арестом танкера “Аргунь”. На судне осталось еще восемь полуголодных членов экипажа. От моряков отказались и арендатор корабля - приморский бизнесмен Евгений Соколов, и владелец - Тихоокеанский флот.

Таков предварительный итог серии скандальных судебных разбирательств вокруг одного из самых современных вспомогательных судов ТОФ, каковым в свое время являлась “Аргунь”. Всего же в результате ряда мошеннических операций Тихоокеанский флот за последние десять лет лишился более двухсот кораблей, перешедших в частную собственность.

- Мы выжили только благодаря тому, что нас кормили международные благотворительные организации и шериф Кейптауна, обеспечивающий арест судна. Он выделял по 60 центов в сутки на наше питание. Для сравнения могу сказать, что по норме стоимость суточного рациона составляет 5 долларов, - сказал, устало сходя с трапа самолета, механик “Аргуни” Александр Старцев.

Скандальной истории танкера “Аргунь” уже несколько лет. В середине 90-х годов, когда все военные флоты России начали борьбу за выживание, он был сдан в аренду компании “Нейшнл Пасифик Лтд.”, принадлежащей некоему гражданину США Майклу Майзелю (в недавнем прошлом подданному России Михаилу Мозелю). Самое новое на тот момент вспомогательное судно флота было отдано “новому американцу” сроком на семь лет, с разрешением смены флага на удобную страну, с правом выкупа. Однако в 99-м судно было арестовано за долги Майзеля перед своими партнерами, производившими ремонт судна. Два года “Аргунь” под флагом офф-шорного государства Белиз простояла у причала. Затем флаг внезапно заменил российский триколор. Как выяснилось, пока корабль стоял под арестом, Майзель за бесценок выкупил танкер... сам у себя.

Схема подобных мошеннических операций проста. Оператор, то есть тот, кто управляет кораблем (в данном случае Майзель), оформляет продажу на свою же липовую фирму, которая чуть позже перепродает его такой же липовой фирме, и так далее по длинной цепочке. В результате в дальнейшем очень сложно установить незаконность первой сделки. Правда, эта схема работает только в случае, если настоящий владелец (в данном случае командование ТОФ) действует с мошенником слаженно. Неспроста в середине 90-х на скамье подсудимых оказался начальник управления вспомогательного флота ТОФ. Правда, суд был закрытый, и для общественности подробности процесса оказались недоступны.

После серии судебных разбирательств ТОФ удалось вернуть танкер в свою собственность. Затем руководство флота внезапно заключило договор о его передаче старому приятелю Майкла Евгению Соколову. При этом танкер так и остался под арестом в зарубежном порту - Соколов не захотел расплачиваться по долгам своего приятеля. Тем не менее набрал в Приморье экипаж, пообещав работу. Просидев без денег и работы с мая прошлого года, часть команды отчаялась и обратилась за помощью в Российский профсоюз моряков (РПСМ). Другая часть продолжает верить, что фирма с ними расплатится, и остается в ЮАР.

- Сдавать суда в аренду Тихоокеанскому флоту не запрещается, - пояснил старший помощник прокурора ТОФ Олег Конюшенко. - Нами возбуждено уголовное дело против бывшего капитана судна (с 1995 по 1999 год капитаном был Петр Королев), который превысил свои должностные полномочия, установив небывало высокие оклады экипажу. Так, например, даже с рядовыми матросами были заключены контракты на 3,5 тыс. долларов в месяц.

В прокуратуре ТОФ полагают, что завышенная зарплата была одним из способов присвоить судно.

- В ЮАР судебная система основана на англосаксонском праве, в соответствии с которым ответственность несет не фирма, заключившая контракт на работу, а владелец судна, в нашем случае российское государство, - сообщил представитель профсоюза моряков Сергей Фишов.

Если владелец, то есть государство, тоже по какой-то причине не платит по долгам, то судно продается с молотка и из вырученной суммы выплачивается зарплата экипажа. И такой исход, как считают в Дальневосточном отделении РПСМ, в данном случае наиболее вероятен.

Кто виноват - разбирается прокуратура. С Майклом Майзелем все ясно, но он для наших следователей, будучи в Америке, недосягаем. Интересно то, что еще в 1996 году тогдашний командующий ТОФ, а ныне главком ВМФ Владимир Куроедов официально обвинил Майкла Майзеля в присвоении и продаже танкера “Ахтуба”. Прокуратура пока не может ответить, почему с известным мошенником после этого вновь на ТОФ заключили сделку. Нет у следователей ответов и на многие другие вопросы.

Комментарий «В»

Суда вспомогательного флота - это танкеры, сухогрузы, буксиры, а также суда для выполнения специфических технических операций - например, размагничивания или окраски корпусов кораблей. В обязанности вспомогательного флота входит обеспечение кораблей и береговых баз флота горючим, доставка продовольствия и других грузов. В начале 90-х годов с уменьшением интенсивности боевых выходов кораблей ВМФ снизились и нагрузки на вспомогательный флот. Так как эта организация считается военной лишь в силу выполнения задач по обеспечению сил военного флота, то большинство танкеров, сухогрузов и буксиров начало активно сдаваться в аренду коммерческим структурам. Юридическая неурегулированность подобных сделок, а часто и преднамеренный умысел организовывавших подобные контракты лиц неоднократно приводили к утере прав собственности на них со стороны ВМФ. Только из состава Тихоокеанского флота за последние 10 лет исключены 213 вспомогательных судов.