Осторожно – клоуны!

Обувь у этих артистов «Росгосцирка» дефицитная, миноги под заваркой, а времени для рождения очередной репризы требуется ой как много! Знакомьтесь: Юрий Аветисян и Иван Сургучев. В дуэте 22 года. А если по-цирковому, по-афишному, музыкальные клоуны Пончик и Ванечка, участники программы «Кабаре зверей – кабаре чудес», которая идет сейчас на арене Владивостокского цирка.

10 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1355 от 10 май 2003

Обувь у этих артистов

«Росгосцирка» дефицитная, миноги под заваркой, а времени для рождения очередной репризы требуется ой как много! Знакомьтесь: Юрий Аветисян и Иван Сургучев. В дуэте 22 года. А если по-цирковому, по-афишному, музыкальные клоуны Пончик и Ванечка, участники программы «Кабаре зверей – кабаре чудес», которая идет сейчас на арене Владивостокского цирка.

О ТАИНСТВА ИМЕН, ИЛИ ПОНЧИК С КРЕМОМ УДРУЖИЛ

На дверях гримерной шутливая надпись

«Осторожно: клоуны!», за столом Пончик с баночкой вазелина в руках.

- Лучшего средства для снятия грима не найти. Мой напарник

– Ванечка для этой цели крем использует, а я попробовал – гадость. Другое дело - кондитерский. С детства обожаю пончики с кремом! Не такие, как в студенческих столовых, дохлые и с дыркой - нет. Большие, поджаристые, с густым сливочным кремом внутри. Мама такие по выходным пекла. Она, кулинар по специальности, всегда замес делала солидный - штук на 40-50. Так что хватало и домашним, и друзьям-мальчишкам. Вот и закрепилась за мной во дворе кличка Пончик. В армии мамина выпечка опять удружила. А в цирке, когда Юриком стало неудобно называться (Никулина так звали) да жирок начал появляться, сомнений не оставалось… Я стал Пончиком.

Помимо пышек с кремом есть у Юрия Айковича и другие

«съестные слабости». Грузинские корни не спрячешь: отличные борщи варит жена, но суп-харчо все же Аветисяну больше по нраву. Ванечка же, как истинный одессит, рыбу фаршированную любит. И быть бы, наверное, ему Окуньком или Пескариком, если бы не такое колоритное имя. (Ванечка, объясняет Пончик, псевдоним Иванушки-дурачка. Ведь не секрет, клоун для публики – всего лишь шут…).

- Если уж о еде говорить, - включается в беседу любитель рыбы Иван Сургучев, - спешу вас заверить: артист цирка, неважно, мужчина или женщина, у плиты получше многих домохозяек себя покажет. Ведь мы знакомы с кухней всех государств, где выступали. В Средней Азии плов с шурпой учимся готовить, англичане нам секрет приготовления миног раскрывают. Оказывается, перед тем как запустить рыбины в духовку, их нужно потереть солью и полить заваркой. (За последствия редакция не ручается. – А. К.). Иначе вони будет на всю квартиру.

«Как вы стали клоуном?» -вопрос, конечно, не очень-то оригинальный, но зато ответы – маленькие шедевры. Складная речь и отличная фактура. В результате просто захватывающие автобиографии.

ИСТОРИЯ 1: ЮРА ГАЛСТУКА НЕ ГРЫЗ

- Появился на свет, - говорит Юрий Аветисян (Пончик), - в стольном граде Тбилиси в 1948 году. Мне 54. Возраста не скрываю. Грим, правда, накладываю так, чтобы морщины в глаза не бросались. Но дети все равно дедушкой-клоуном зовут. Отец, старший брат

– военные. Карьера, казалось бы, предначертана: в 10 лет поступил в Московскую военно-музыкальную школу, стал кадетом, суворовцем. О чем, кстати, не жалею. Разве только чуть-чуть: красного галстука не довелось поносить, под партой его погрызть. На последнем курсе умудрился поругаться с тремя генералами: отцом, братом... и директором училища. И решил: не буду военным, и так проживу. В 17 многим кажется, что море по колено… Музыкальное образование мне все же пригодилось: могу сыграть - на трубе, гитаре, аккордеоне, пианино да практически на любом инструменте. Я ведь не просто клоун, а музыкальный эксцентрик. Вообще в цирк меня привела большая любовь. Не к цирку, к девушке. После армии устроился в государственный эстрадный оркестр Грузии “Реро”, мечтал поступить в Тбилисскую консерваторию… Но тут в город на гастроли приехала очаровательная соло-жонглер Людмила Щербакова. Через два месяца она уехала, через три мы встретились снова. С тех пор и не расставались – 33 года вместе. Ровно столько, сколько я клоуном работаю. Сначала с известным клоуном Шурупчиком выступал, потом Ваня отслужил. Сразу мы с ним как-то сработались. С 36-летним стажем жена ушла на пенсию. Сейчас у меня в ассистентах: инструменты к работе готовит, костюмы гладит. Сам на заслуженный отдых не собираюсь. Но как только почувствую: устаю, не справляюсь - тотчас же напишу заявление.

ИСТОРИЯ 2:

БИЗНЕС НА СПИЧКАХ

- Родился на гастролях - в опилках, на конюшне, - рассказывает Иван Сургучев (Ванечка). - Про таких говорят

«потомственный артист». Отец - талантливый дрессировщик, сначала лошадей дрессировал, потом львов, тигров, медведей. Мама тоже в цирке работала. Не секрет, что большинство цирковых детей мечтают быть клоунами. Я же еще мальчишкой стоял «на подпевках» у самого Никулина да еще и вкус денег ощутил. А что вы смеетесь? К примеру, сижу я на лесенке с очень красивым коробком спичек (была такая реприза), дети с мест кричат: «Мальчик, дай спичку». Не реагирую, тут один смышленый нашелся - 10 копеек протягивает. И бизнес пошел. На мороженое хватало. Так что поступление в Московское цирковое училище было более чем оправдано. Правда, перед этим пришлось сменить несметное количество школ. Вранье это все, что частые переезды мешают учебе. Наоборот, учителя оценивают реальные знания ученика. Ведь в советские времена как было: ага, у тебя папа на базе работает – давай дневник - «5», в ЖЭКе – ну, ладно, «4», а если инженером – «пара» тебе. Ко мне же отношение не было предвзятым, оценивали по заслугам. Возникали, конечно, некоторые трудности: приезжаешь, к примеру, из Ашхабада в Москву, смотришь, а ты на пол-учебника отстал, приходится догонять. Зато когда опять в Среднюю Азию попадаешь, целых полгода балду гоняешь и чувствуешь себя академиком. Вообще аттестат у меня неплохой – всего парочка «четверок», остальные «пятерки». Стаж работы в цирке – 22 года.

МУКИ ТВОРЧЕСТВА И АФГАНСКИЙ ОРДЕН

- Даже если бы мы стали крутыми бизнесменами, - утверждают мои собеседники, - клоунадой все равно бы занимались и на публику выходили бы. Бесплатно!

Цирк для этих двоих

– одновременно работа и хобби, энергия и второе дыхание. Без него, утверждают клоуны, никакой жизни…

- Не могу видеть в зале постные лица, - признается Пончик. - Для меня дело чести сделать так, чтобы их не было. Как-то после выступления подошел к нам с Ванечкой парень и орден подарил. «В Афгане, - говорит, - получил. Как вернулся с войны – хмурый ходил. Первый раз, глядя на вас, улыбнулся. Клоунам ведь медалей не дают. А зря! Будем бороться с несправедливостью».

Клоуны мифа о непыльной работе не создают. Правильно говориь - это целая наука. Обращаться нужно не к первому, а к последнему ряду. Орать нельзя. Нужно уметь кричать шепотом и шептать громко (Ванечка показывает, как это делается).

Реприза, заверяют артисты, в тяжких муках рождается. Придумали, вроде бы смешно. Показывают – зритель сидит с дубовыми глазами. Все: надо ломать! Чтобы создать хорошую репризу, нужна пара-тройка месяцев, чтобы ее обкатать, отшлифовать – год как минимум. А в репертуаре веселого дуэта – почти две дюжины реприз.

- Иногда зрители подсказывают новые решения, прямо-таки шедевры выдают, - рассказывает Юрий Аветисян.

– Вот был у нас с Ванечкой один шикарный случай. Выступаем: я с сигаретой, напарник отнимает у меня носовой платок, боится, что прожгу. И вдруг девочка с третьего ряда: «Пончик, возьми мой!». Я не растерялся, подхожу к ней, она резко платок в сторону и ехидно так говорит: «А дулечку с маком не хочешь!». Рыжая такая, противная, с торчащими косичками. Пять минут в зале - хохот, еще столько же стон… А я стоял как дурак. Через два дня цирковой ребенок проделал то же самое. Безрезультатно. Та девочка оказалась талантливей.

В гардеробе клоуна должно быть не менее трех костюмов: пиджаки, майки, фраки. Заказать костюм

– не проблема (можно нарисовать макет, на словах объяснить швее, что хочешь). Другое дело – обувь. Она шьется на заказ, и мастеров в России считанные единицы.

КОМПЛИМЕНТ НА КОМПЛИМЕНТ

Спортсменами их назвать сложно, хотя если с натяжкой

… Пончик увлекается подводным плаванием, одно время занимался штангой. А у Ванечки сын хоккеист. Книг читают много. Старший преклоняется перед талантом Валентина Пикуля и О Генри, поэзию Пушкина считает непревзойденной. Любимый роман младшего – «Сто лет одиночества» Маркеса, часами может цитировать Есенина. К тому же Ванечка сам сочиняет стихи, прекрасно поет и очень любит Владивосток.

- Люди у вас добрые, - говорит, - дети во время антракта сувениры не воруют, бабушки в очередях честные. Одна повернулась ко мне на днях и говорит:

«Мужчина, вы раньше пришли, становитесь впереди меня». Ну, просто сказка, а не город!»

И не клоуны, а самородки!