Спасем ли, сохраним ли…

Недавно в Большом Камне прошла краевая общественно-практическая конференция некоммерческих экологических организаций. Принятая по ее итогам резолюция призвана поставить наконец точку в более чем десятилетней эпопее создания краевого природного парка «Южно-Приморский». Участники конференции обратились к губернатору Сергею Дарькину с просьбой ускорить решение «паркового» вопроса.

6 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1352 от 6 май 2003

Недавно в Большом Камне прошла краевая общественно-практическая конференция некоммерческих экологических организаций. Принятая по ее итогам резолюция призвана поставить наконец точку в более чем десятилетней эпопее создания краевого природного парка

«Южно-Приморский». Участники конференции обратились к губернатору Сергею Дарькину с просьбой ускорить решение «паркового» вопроса.

ТО ЛИ БУДЕТ, ТО ЛИ НЕТ

Южное Приморье - исключительный регион, с коренными лесами и высокогорными участками. Вершина горы Ливадийской, например, достигает 1333 метров. Здесь встречаются около 200 видов птиц, десятки редких и исчезающих видов животных и растений, в том числе и краснокнижных.

Впервые идея создания Южно-Приморского природного парка, включающего хребты Ливадийский (Пидан) и Лозовый (Чандалаз), была озвучена еще в 1990 году в Долговременной программе охраны природы и рационального использования природных ресурсов Приморского края. ДВО РАН по заказу краевого комитета по охране природы подготовило эколого-экономическое обоснование парка. Расчетная площадь тогда составляла 67400 гектаров. Обоснование прошло государственную экологическую экспертизу. Дали свое согласие администрации Шкотовского и Партизанского районов, часть территорий которых должны были войти в границы парка. От имени Главного управления природных ресурсов (ГУПР) по Приморскому краю проект постановления губернатора прошел согласование со всеми подразделениями администрации края и попал к вице-губернатору Сергею Передрию. С тех пор в ГУПР, которому подчиняются все краевые леса, никаких ответов и заключений не поступало.

Между тем основная часть площади природного парка была сдана в долгосрочную аренду лесопользователям. Сейчас свободными от аренды осталось чуть более 16 тысяч гектаров. Это всего-навсего 24 процента от первоначально запроектированной территории парка.

ГДЕ НАЙДЕШЬ ЕЩЕ ТАКОЙ

Красивый рельеф, богатый лес, живописные реки и многочисленные водопады, высокие горы, пещеры, в том числе самая глубокая в Приморье...

… Прибавьте к этому отличную транспортную доступность. Как тут удержаться от выездов на природу? На отдых, на пикнички-шашлычки, на пару деньков, да чтоб костерок да палатка. А воздух, пока еще чистый, пьянит и будоражит, а вода в ручьях, пока еще прозрачная, утоляет жажду. И «отдыхают»...… Вырубают площадки под палатки, протаптывают тропы, моют свои машины в родниковой воде... И остаются после такого «культурного» отдыха только горы мусора да подпалины от костров.

В случае создания парка за некоторые услуги гражданам отдыхающим придется платить. Но, разумеется, не за прогулку по его территории. Согласно Лесному кодексу любой человек имеет право гулять по лесу бесплатно. А территория парка

– это прежде всего леса, причем второй и первой группы. Такие леса либо не подлежат хозяйственному использованию, либо имеют ограниченное эксплуатационное значение.

Тем не менее на проектируемой территории в 2000

–2002 годах продолжались рубки «ухода» и «прочие рубки». При этом совершенно легально была вырублена единственная на северном склоне хребта Пидан небольшая кедровая роща. Примечательно, что находилась эта роща в пределах земель рекреационного значения, утвержденных постановлением губернатора края. А любая хозяйственная деятельность на этих землях возможна лишь после экологической экспертизы, которую, разумеется, никто и не собирался проводить. При этом кедр согласно соответствующему краевому закону вообще рубить запрещено. К тому же располагалась роща всего в 2 км от единственной в крае детской туристической станции. Причем на ее основном туристическом маршруте.

Под Чандалазом без каких-либо законных оснований фермеры вырубили лес под поля, хотя эта территория им не принадлежит. Велись рубки и на крутых склонах. Это привело к резким подъемам уровня ручьев, их замутненности и смыву мостов.

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА?

Деньги с такой уникальной территории можно и нужно получать не от рубок леса, которые, кроме всего прочего, плохо стыкуются с законодательством, а совсем другими способами.

В Екатериновке когда-то существовал природно-исторический музейный комплекс. Созданный в начале 70-х годов Географическим обществом, он включал в себя три электрифицированные пещеры, бохайскую крепость, музей и прочие достопримечательности. Ежегодно комплекс посещали до 14 тысяч человек. В среднем это почти 50 человек в день! А в выходные солнечные дни посетителей были сотни. Экскурсоводы работали по 14 часов в сутки. По статистике, через этот комплекс прошло более 140 тысяч туристов.

Сейчас здание музея стоит без крыши, его коллекция разошлась по разным адресам. Пещеры представляют собой жалкое зрелище: натеки отбиты, скульптурные изображения разрушены, стены разрисованы, электропроводка выдрана с корнем.

Во-первых, необходимо создать туристическую инфраструктуру или хотя бы воссоздать ту, что была. Во-вторых, обеспечить контроль над использованием территорий. Единственные официальные лица, следящие за порядком в настоящее время, - это лесники. Но они получают настолько нищенскую заработную плату, что сами заинтересованы в рубках леса. Ту же кедровую рощу назначили в рубку именно они...

В-третьих, статус парка переводит лес в иную категорию и дает право на проведение лишь санитарных рубок. Сразу появляется стратегия развития территории. В парке организуется служба охраны, которая не позволит разрушать, выжигать и рубить все, что под руку попадется.

В ранее упоминавшемся эколого-экономическом обосновании, составленном под руководством члена-корреспондента Российской академии наук Петра Бакланова, который, кстати, был создателем экономической программы Дарькина и которого, безусловно, в непрофессионализме не упрекнешь, написано, что при переводе территории в режим природного парка ожидается получение чистой прибыли около 246 тысяч долларов. А для того, чтобы получать прибыль, необходимы начальные капиталовложения в создание той же инфраструктуры.

Начинать надо с малого

– с создания государственного краевого учреждения и утверждения границ парка. Понятно, что первое время в нем будут работать всего два человека - директор и бухгалтер, а охрану, как и прежде, будут осуществлять лесники. Но здесь поток туристов больше, чем в Хасанском парке. Можно развернуться и без средств краевого бюджета. Главное - сохранить уникальную природу для развития туризма. Ведь только создание природного парка будет являться основанием для прекращения рубок. По крайней мере, именно так сказано в письменном ответе начальника управления лесным комплексом администрации края Павла Корчагина на вопрос о том, почему на Пидане рубится лес. Все-таки лучше поздно, чем никогда.