Имя музы - Природа

Открыть душу камня - это большая удача для каждого художника-камнереза. Ведь именно с нее, с первой удачи, начинается творчество. Когда на срезе камня, сделанном из простого любопытства, восхищенному взору вдруг открывается дивный узор или фантастический пейзаж, а то и самый настоящий портрет, человек, оценивший этот дарованный Богом случай, буквально заболевает камнем и становится художником. Вот так же когда-то заболел и Геннадий Иванюта.

25 апр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1348 от 25 апр. 2003

Открыть душу камня - это большая удача для каждого художника-камнереза. Ведь именно с нее, с первой удачи, начинается творчество. Когда на срезе камня, сделанном из простого любопытства, восхищенному взору вдруг открывается дивный узор или фантастический пейзаж, а то и самый настоящий портрет, человек, оценивший этот дарованный Богом случай, буквально заболевает камнем и становится художником.
Вот так же когда-то заболел и Геннадий Иванюта.

Геолог, знавший о камнях, кажется, все, любивший и понимавший минералы, всегда думал, что видит их почти насквозь. Но распилил как-то агат, увидел, какую картину изобразила на нем гениальнейшая из художников

– Природа, и понял: нет ничего совершеннее. Нужно просто почувствовать, понять, где, на какой линии откроется истинная красота. Ведь миллиметр влево, миллиметр вправо могут смазать, а то и разрушить рисунок. А угадаешь – и вот она, удача: единственный и неповторимый срез, открывающий душу камня.

Это было почти 30 лет назад, когда в очередной экспедиции Геннадий, считавшийся уже довольно опытным геологом, распилил один из подобранных образцов

– для анализа… и сдался ему в плен.

Вот ведь интересно: распиливать и шлифовать камни учат всех студентов геофака

– они даже зачеты сдают. А видят в них красоту немногие. И уж совсем для единиц это становится профессией.

- Вообще-то

«поймать» узор в агате немудрено, - приоткрывает двери в свой мир Геннадий Григорьевич. – Недаром этот благодатный камень относится к самоцветам и считается полудрагоценным. Хотя есть у него свои секреты. И если в них проникнуть, какие оригинальные изделия получаются! Особенно броши: ни одного похожего рисунка, и каждый – шедевр.

Надо сказать, неповторимость линий вообще свойственна любому камню. А больше всего, считает Геннадий Григорьевич, - принцу поделочных камней дальневосточному скарну. Это он, такой непредсказуемый, сделал из геолога самобытного художника, который режет, точит и шлифует свой любимый минерал уже более 10 лет, и отшлифовал на нем камнерезное мастерство почти до совершенства.

- Это действительно мой любимый камень, который и поделочным-то никогда не считался, - рассказывает Геннадий Григорьевич.

– У него длинное геологическое название: датолит-волостонит-гегенбергитовый скарн. По сути это борная руда одного из дальнегорских месторождений, сырье для производства борной кислоты. Но за удивительные свойства камню дали более подходящее для него название – приморский малахит.

Изделия из него действительно получаются уникальные. Подсвечники, пепельницы, шкатулки, карандашницы

– все неповторимы. А картины в камне! Каждый срез – настоящее произведение искусства, способное вписаться в любой интерьер.

И среди этих красивых и вполне утилитарных вещиц

– простенькие пирамидки и каменные шары.

- Тоже полезные вещи, - объясняет Геннадий Григорьевич.

– Посмотрите, какие необыкновенные узоры на шаре. Возьмите его в руку, ощутите полированную поверхность, всмотритесь в причудливые линии, почувствуйте, как энергия, копившаяся в камне миллионы лет, наполняет вас силой. И вас покинет дневная усталость.

А пирамидки

– это уменьшенные копии пирамиды Хеопса, которая, как известно, обладает магическими свойствами. В них до микрона соблюдены все пропорции. И они, точно сориентированные по оси север-юг, служат в доме энергетической защитой от вредных геомагнитных излучений…

На все это каменное великолепие, созданное в последние годы мастером, можно будет полюбоваться на выставке

«Энергия и мудрость природы», которая откроется на следующей неделе в салоне «Ностальгия» к 60-летию Геннадия Иванюты.