Милицейская лирика

Министр внутренних дел России вихрем провел короткий визит во Владивосток, оставив после себя солидный список наказов как подчиненным из краевого УВД, так и товарищам по «партии власти». И те и другие не сняты с особого контроля. Милиции все еще предстоит отрабатывать прошлогодний «неуд» за прошлогоднюю работу, членам «Единой России», очевидно, необходимо затянуть ремни в преддверии парламентских выборов.

23 апр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1346 от 23 апр. 2003

Министр внутренних дел России вихрем провел короткий визит во Владивосток, оставив после себя солидный список наказов как подчиненным из краевого УВД, так и товарищам по «партии власти». И те и другие не сняты с особого контроля. Милиции все еще предстоит отрабатывать прошлогодний «неуд» за прошлогоднюю работу, членам «Единой России», очевидно, необходимо затянуть ремни в преддверии парламентских выборов.

МИНИСТЕРСКИЙ БУХУЧЕТ

Работа приморской милиции правительственного чиновника пока что не удовлетворяет. Его аргументом, как ни странно, стала старая милицейская привычка «бить цифирью». Но если органы увлекаются статистикой как стопроцентной защитой (иногда - чтобы списать труднораскрываемые преступления), то в нашем случае министр подверг критике даже имеющиеся показатели.  

Много Борис Грызлов говорил об опасности незаконного китайского проникновения в Приморье, но – заметим – его запланированный визит в краевое управление по делам миграции так и не состоялся. Зато сказано было на этот счет много. По мнению Грызлова, в правительстве достаточно сделали для того, чтобы отныне заставить работодателей оплачивать пошлину за привлеченные из-за рубежа трудовые ресурсы. Создаются «центры изоляции» нелегальных мигрантов, в мае заработают миграционные карты. Однако пока реформа утрясается, приграничная анархия продолжается. За три месяца текущего года, по оперативным сводкам МВД, через границу КНР в Приморский край переместилось 50 тысяч китайцев. 20 тысяч из них – «транзитники», еще 20 – зарегистрировались в местных миграционных органах. Куда исчезли оставшиеся 10 тысяч – для министра вопрос риторический.

Есть в Приморье проблемы и с оперативной деятельностью в отношении наркоторговли. Как отметил министр, в Приморье потребляемость наркотических веществ в 2,5 раза больше, чем в среднем по России. Это позволило ему сделать вывод, что борьба краевого УВД с незаконным оборотом наркотиков «находится не на самом высоком уровне».

Но больше всего опасений Борис Грызлов испытывает по поводу приморской экономики – незаконного экспорта леса, биоресурсов и драгметаллов. Собственно, свой визит в наши края он посвятил декриминализации данной сферы. Как экономика избавится от криминальной составляющей – большой вопрос. Сам министр пока что ограничивается оглаской имеющихся у него статистических сентенций и жестким поучительным тоном в отношении подчиненных. А его личное наблюдение за производственными процессами, «сквозной мониторинг» от первого лица вызывает только иронию. «Сегодня я в порту посмотрю, каким образом ведется учет лесопродукции при поставках на экспорт», - заявил министр перед посещением одного из портовых объектов в Первомайском районе Владивостока. Понятно, что любая подобная площадка для осмотра будет сродни наспех и на один день вычищенной клумбе перед приездом ревизора.

ВЗЯТОЧНИК ДОЛЖЕН СИДЕТЬ

В этот день руководство Приморского УВД получило немало нелицеприятных формулировок в свой адрес. Борис Грызлов обвинил милиционеров в недостаточной аналитической работе по раскрытию серьезных преступлений, намекнув, что в Приморье могут закрывать только текущую работу «по сигналам и заявлениям». «Важно также обратить внимание криминальной милиции Приморья на борьбу с коррупцией. К сожалению, мы здесь ловим только мелких мздоимцев. Серьезные факты уже несколько лет не выявлялись». Из 151 факта взяточничества, зафиксированного приморскими милиционерами в 2001-2002 годах, до суда было доведено лишь 20 дел. Борис Грызлов поразился, почему никто из взяточников за это время не получил срок в места не столь отдаленные, и даже предположил, что коррупционные порядки действуют в самой системе УВД. После этого выпада министр потребовал от приморских сыщиков во что бы то ни стало найти крупных взяточников и засудить их. Или, скажем от себя, по крайней мере предоставить в МВД «всеопределяющую» статистику.

ОПЕР ИЛИ ПОЛИТИК?

Сутки, проведенные министром во Владивостоке, оставили противоречивое впечатление. Показательные «выходы в народ» и сплошная критика в адрес своих ведомственных подчиненных – нетипичная картина для однодневных министерских визитов. Посмотреть на уровень безопасности простых людей можно и прокатившись инкогнито в трамвае. Так что все это, как видится, предвыборные маневры лидера «Единой России». А заодно – страховка от выпадов депутатов Госдумы. Не всем из них нравится всплеск числа крупных преступлений в стране и не совсем плодотворная работа МВД. Жесткая критика на местах должна показать не только силу Грызлова - партийного функционера, но и мощь Грызлова-милиционера.

С другой стороны, обвинения в адрес руководителей краевого УВД сопровождались ремарками о том, что «многое уже сделано» и что Приморье, по крайней мере, не хуже Амурской области. Полив главное силовое ведомство края холодным душем, министр-политик все же отметил, что окончательные выводы относительно перспектив новой команды руководителей приморской милиции будут сделаны не ранее как по итогам второго квартала года.   

В определении причин столь внимательного отношения к региону у министра нашлось место и для лирики: «Я здесь родился (Борис Грызлов родом из Владивостока. – Прим. авт.), и чтобы реально улучшить ситуацию, предъявляю к Дальнему Востоку особые требования...».