Как выжить старому Владивостоку

«Врач может похоронить свою ошибку, архитектор - разве что увить стены плющом», - сказал кто-то из великих. И был совершенно прав. Особенно актуально это звучит, когда речь идет о современной застройке города в его историческом центре. Именно эта тема стала предметом очередной встречи архитекторов Владивостока, которая по традиции проходила в стильном ресторанчике «La trattoria» (его владелец по профессии архитектор). Разговор за «круглым столом» продолжался около двух часов и получился довольно бурным и неоднозначным. Уж очень актуальная и больная тема была затронута.

18 апр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1344 от 18 апр. 2003

«

Врач может похоронить свою ошибку, архитектор - разве что увить стены плющом», - сказал кто-то из великих. И был совершенно прав. Особенно актуально это звучит, когда речь идет о современной застройке города в его историческом центре. Именно эта тема стала предметом очередной встречи архитекторов Владивостока, которая по традиции проходила в стильном ресторанчике «La trattoria» (его владелец по профессии архитектор).
Разговор за «круглым столом» продолжался около двух часов и получился довольно бурным и неоднозначным. Уж очень актуальная и больная тема была затронута.

Анна Мялк, член правления Приморского отделения Союза архитекторов РФ, сотрудник ДальНИИСа:

- Мне с коллегами в конце прошлого года довелось побывать по гранту

«Сохранение исторического наследия» в одном из старейших городов Америки – Чарльстоне.

Исторический центр Чарльстона - настоящий музей под открытым небом. Здесь взяты под охрану все здания, возраст которых старше 70 лет. Это шесть тысяч строений. Никто не вправе вносить изменения в исторический облик здания, даже его владелец, которому строение принадлежит на правах частной собственности. Напротив, он обязательно должен его отреставрировать. Если не хватает средств

– город готов выделить кредит на льготных условиях, а по окончании работ – компенсировать затраты за счет уменьшения налогов. Нам рассказывали нашумевшую в Чарльстоне историю: один из предпринимателей чуть не лишился своего дела, когда захотел снести принадлежащий ему старинный дом, чтобы развернуть на этом месте автомобильный бизнес. Жители устроили ему настоящий бойкот и засыпали мэрию жалобами. В результате дом он вынужден был отреставрировать. Причем сделал это превосходно. Чем завоевал симпатии у горожан, и даже его бизнес, который чуть было не лопнул, быстро пошел в гору. Это не сказка со счастливым концом, а реалии чарльстонской жизни. Здесь уже 70 лет существует архитектурная коллегия, которая не только занимается сохранением культурного наследия города, его историко-архитектурной планировкой, но также пропагандой памятников истории.

Анатолий Мельник, главный архитектор ООО

«Архитектурный фонд»:

- Современная застройка в историческом центре города - вещь во многом субъективная. Согласен, мы не должны утратить старое (вопрос, что считать старым), но, согласитесь, каждое время должно оставлять свои памятники. Вспомните, какие дебаты вызвало в свое время в Париже сооружение Эйфелевой башни. Согласен, каждый город решает этот вопрос по-своему. Но какие бы законы ни существовали – все зависит от профессионализма, культуры архитектора, если хотите, от его гражданской позиции. Особенно сейчас.

Татьяна Яхно, и.о. директора ПГЦ по охране и использованию памятников истории и культуры администрации края:

- Действительно, это так. Для Нью-Йорка, например,

«даун таун» – это застройка 30-х годов. Есть на земле город, который остался «жить» в XVIII веке. Здесь убрана вся реклама и даже зажигаются газовые фонари. Как говорится, дело вкуса. Но при этом для исторической среды особенно важно сохранить комплексность ее застройки.

Если Владивосток, который внесен в список исторических городов России, решит, что его старый центр имеет свою особую ценность, тогда здесь не должно быть места высотной застройке, зданиям,

«выпадающим» из исторического пространства города.

Примечательный факт: в г. Чарльстоне закон об охране памятников истории и культуры был принят еще в 1931 году, на 35 лет раньше, чем по всей Америке. А во Владивостоке, который сегодня насчитывает около 500 памятников истории, архитектуры и культуры, взятых под охрану государства, до сих пор не утвержден проект охранных зон этих объектов.

Василий Карепов, бывший главный архитектор г. Владивостока:

- Заказчиком проекта охранных зон, о котором разговор ведется вот уже 10 лет, безусловно, должны выступить краевая и городская администрации. Но они не хотят этого делать, и их можно понять

– ведь подписав этот документ, власть свяжет себе руки и не сможет строить в городе все, что пожелает и где пожелает.

А вообще сколько бы ни портили наш город, его очень трудно изуродовать окончательно. Благодаря уникальному ландшафту. Поднимитесь на ту же сопку Крестовую

– такого обзора и такой панорамы больше нигде нет. И все же нужно очень деликатно решать вопрос штучной застройки в старой городской среде, чтобы не навредить. Наглядный отрицательный пример в этом плане - отель «Хендэ». Он оказался совершенно инородным телом в старой застройке.

Главный человек сейчас в этом деле

– заказчик, имярек при деньгах. Он и диктует условия. А куда смотрит городская архитектура? На градостроительных советах это не обсуждается. О конкурсе проектов (хотя бы в отношении застройки в исторической черте города) тоже речи нет. А раньше мы все важные архитектурные проекты выставляли на всеобщее обозрение прямо в окнах-витринах городской администрации на первом этаже. Их все видели.

И еще. Считаю, что последние стычки горожан, проживающих на ул. Овчинникова, Толстого, Береговой, где сейчас идет уплотнение застройки, происходят оттого, что люди не осведомлены о том, что будет строиться в непосредственной близости от их домов. С ними не поговорили, их не убедили, с их мнением не посчитались. С этого и начинаются все архитектурные беды большого города.

Владимир Смотриковский, главный архитектор ООО

«Архитектурный фонд»:

- Городская среда, как и все живое, рождается, развивается и умирает. Так и старые здания. У города, как правило, не находится средств, чтобы хорошо их содержать и вовремя ремонтировать. Это может сделать только богатый заказчик. Но ему, как правило, нужны дополнительные площади. И мы, архитекторы, выкручиваемся как можем... С одной стороны – это насилие над стариной. Но с другой – здание остается жить. Кто определит, где проходит та грань, за которую заступать нельзя... Это сродни работе хирурга.

Александр Карепов, директор института ПромстройНИИпроект, председатель Приморского отделения Союза архитекторов РФ:

- Хочу вернуться к проекту охранных зон. Пока они временные

– у нас нет легитимных документов, чтобы сохранить застройку исторического центра Владивостока. Может быть, нам, архитекторам, сброситься и за свой счет сделать этот проект…

А если по существу вопроса, в городе есть несколько старых кварталов и улиц - таких как бывшая Миллионка, ул. Светланская, Пушкинская, Офицерская слобода, - где нужно запретить всякое новое строительство. В других, менее значимых, можно делать современные

«вкрапления» с учетом стиля, объема и других «параметров» окружающей застройки. Город должен жить в своем времени тоже. И еще одна существенная сторона проблемы – наряду с исторической застройкой мы должны сохранять ландшафт. В нашем городе он просто уникален. Но с ним в последнее время вообще не церемонятся.

В завершение обсуждения зодчие приняли решение

– обратиться с письмом от Приморского отделения Союза архитекторов РФ в адрес краевой и городской администрации с предложением срочно разработать проект охранных зон памятников истории и культуры. Иначе с такими быстрыми темпами строительства в старой части города здесь скоро нечего будет охранять.