Аквариум как фрагмент бесконечности

«Аквариум», или «О 30 годах провинциального опыта». Так называется персональная выставка Федора Морозова, открытая в Приморской картинной галерее. Побывать на ней можно до 27 апреля.

9 апр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1338 от 9 апр. 2003

«Аквариум», или «О 30 годах провинциального опыта». Так называется персональная выставка Федора Морозова, открытая в Приморской картинной галерее. Побывать на ней можно до 27 апреля.    

Нет, это не тесный параллелепипед со стеклянными стенками и подневольными рыбами. «Аквариум» для живописца Морозова - фрагмент бесконечности, отвоеванный им,  дерзновенным творцом,  у плоскости.

Любое произведение искусства, по мнению Федора Михайловича, имеет свой объем, свою стереоглубину. Без них картина пуста, в ней нет ничего: ни энергии, ни жизни. И она -  не аквариум.

Он называет себя провинциалом в искусстве, а всех великих художников своими учителями. Вся его жизнь – это работа.

- После окончания Владивостокского художественного училища, - признается художник, - я окунулся в беспрерывный творческий процесс и не выхожу из него уже 30 лет.

Вообще творчество Федора Морозова трудно ограничить рамками какого-то одного художественного направления. Сам художник не отрицает свою тягу к суровому стилю и называет себя живописцем-«шестидесятником». Во многих его картинах угадывается влияние французских мизерабелистов. Так, Бернар Бюффе и Жан Карзу научили Морозова, «разрушая» плоскость, превращать ее в пространство – в аквариум, но не смогли убить в нем колориста. Живописного аскетизма представителей этого течения Морозов так и не принял.

С другой стороны, основная часть «аквариумных» холстов - результат принятия автором феномена древнекитайской философии – даосизма. Высшей формой воплощения образа дао (пути) считается белый дракон, а его воплощением - абсолютно чистое полотно. Белизна листа символизирует предел абстракции и фантазии. Она идеальна. Когда же на холсте появляется пятно, гармонию нарушает одна из сил «инь» или «янь», и художник обязан уравновесить эти два начала. Иногда решение приходит не сразу: лист откладывается на какое-то время...…

- Одни картины пишутся быстро, - рассказывает Федор Михайлович, - на создание других уходят годы. Есть портреты и серия работ, навеянная библейскими сюжетами. Но зачастую я приступаю к работе без конкретного замысла. Образы рождаются из случайного пятна, мазка. Иногда и вовсе не рождаются. Есть абсолютно абстрактные работы. И, напротив, те, в которых я обращаюсь к фигуративной живописи.

Наиболее удачными Федор Морозов считает последние свои картины. В них, по мнению живописца, удалось слить  фигуративное и абстрактное. Что в результате?  Фигуративный момент создает некую документальность (так, в картине «Сила камня» возникает конкретный образ - разорванный конверт как символ нарушенной связи с культурой и с философией). А абстрактное придает произведению глубину.