Шкурный вопрос

«В» уже писал о задержанных недавно крупных партиях контрабандной пушнины. 10 марта на железнодорожном пункте пропуска «Сосновая падь» были обнаружены три живых гималайских медвежонка, а также мешок, в котором находились 1000 беличьих и 206 лисьих шкурок. А 14 марта сотрудники Уссурийской таможни пресекли попытку незаконного вывоза из России 876 шкурок соболя, 447 шкурок колонка, 88 шкурок енота, 5 шкурок выдры и 1 шкурки лисы. Вся контрабанда шла в Китай.

1 апр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1333 от 1 апр. 2003

«В» уже писал о задержанных недавно крупных партиях контрабандной пушнины. 10 марта на железнодорожном пункте пропуска «Сосновая падь» были обнаружены три живых гималайских медвежонка, а также мешок, в котором находились 1000 беличьих и 206 лисьих шкурок. А 14 марта сотрудники Уссурийской таможни пресекли попытку незаконного вывоза из России 876 шкурок соболя, 447 шкурок колонка, 88 шкурок енота, 5 шкурок выдры и 1 шкурки лисы. Вся контрабанда шла в Китай.

- Случаи примечательны лишь количеством изъятых у нарушителей шкурок. В остальном контрабанда пушнины давно стала банальным правонарушением, - рассказывает заместитель начальника отдела по борьбе с особо опасными видами контрабанды Дальневосточной оперативной таможни Сергей Ляпустин.

- Легальный вывоз за пределы России шкур и шкурок диких животных в принципе возможен?

- При соблюдении ряда условий – да. Во-первых, шкурку нужно задекларировать. Но для этого потребуются документы, подтверждающие законность ее приобретения. Это может быть лицензия на отстрел или документ купли-продажи, подтверждающий законность приобретения товара. Понятно, что речь идет лишь о промысловых животных, поскольку разрешения охотиться на «краснокнижного» зверя никто не даст.

- Сергей Николаевич, если все так просто, то почему шкурки обитателей тайги провозятся контрабандой?

- Потому, что добыты они браконьерским способом. Ни для кого не секрет, что китайцы, приезжающие на Дальний Восток, ездят по деревням и по дешевке скупают пушнину у местных жителей, промышляющих охотой. В Китае цена таких шкурок возрастает в 5 – 10 раз. Причем, как это свойственно китайцам, берут они любой мех, независимо от его качества.

Пушнина – выгодный предмет для контрабанды. Легкие шкурки просто спрятать в товаре или багаже, а потому об истинном размере незаконного вывоза можно только догадываться. К слову, в прошлом году официально мех диких животных с Дальнего Востока вывозился всего 41 раз, в этом – 5.

- Всегда казалось, что «дикий» мех идет для пошива эксклюзивной одежды, а массовая промышленность работает на сырье, выращенном на зверофермах. Что значат пусть даже несколько тысяч шкурок белки для китайской экономики?

- Думаю, без выгоды для себя китайцы бы не занимались этим бизнесом. Для мелкой мастерской, каких в Китае тысячи, это нормальный объем. Из качественного меха они шьют очень дорогие вещи (кстати, подделывая их под известные европейские марки), которые возвращаются к нам же, в Россию, но изрядно подорожав. И даже здесь предприниматели из КНР пытаются «обойти» наше государство, ввозя товар контрабандой или существенно занижая его стоимость в таможенной декларации, чтобы сэкономить на пошлине. Дешевый мех тоже идет в дело: с Дальнего Востока вывозятся даже шкурки зайца-беляка, из которых шьются недорогие «одноразовые» вещи.

Дело в том, что Китай явно стремится контролировать рынок пушнины и в России, и в мире. За последние годы на Дальнем Востоке России китайцы существенно сбили цены на мех диких животных, а сейчас активизировались и в области звероводства, и даже «сотрудничают» для этого с местным криминалом. Таможенникам доводилось задерживать партии меха, похищенные с немногих сохранившихся в Приморье звероферм.

Статистика 2002 года по Дальневосточному федеральному округу показала, что впервые официальный ввоз пушнины в Россию превысил официальный вывоз. При этом было пресечено рекордное количество попыток контрабанды меха и изделий из него.

Решить проблему контрабанды пушнины только силами таможни не получится. В ситуации, когда у нас разрушена сеть охотничьих заготовительных контор, сельские жители вынуждены продавать мех китайцам по бросовой цене. Зверосовхозы тоже не могут выгодно сбыть продукцию, поскольку ближайшие пушные аукционы находятся в Петербурге и Копенгагене. Государство потеряло инициативу в этой сфере, и теперь она медленно, но верно переходит к китайцам.