Расшевелить Солярис

«Потрясающий артист! – восхищался за кулисами глава концертного агентства. – Выкладывается всегда на 200 процентов, чувствует зал с первой фразы, заведет любую публику! Мы провезли его по всему краю – и везде аншлаги: в Уссурийске, в Дальнереченске, даже в Находке, где аншлагов уже давненько не было!». И будто в подтверждение, в зале задыхались и стонали от смеха вполне взрослые, солидные люди…

25 март 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1329 от 25 март 2003

«Потрясающий артист! – восхищался за кулисами глава концертного агентства. – Выкладывается всегда на 200 процентов, чувствует зал с первой фразы, заведет любую публику! Мы провезли его по всему краю – и везде аншлаги: в Уссурийске, в Дальнереченске, даже в Находке, где аншлагов уже давненько не было!». И будто в подтверждение, в зале задыхались и стонали от смеха вполне взрослые, солидные люди…

Уроженцу Омска, завидному холостяку Сергею Дроботенко 33 года. Сначала его жизнь шла ровно: транспортный институт, стройотряды, студенческий театр в свободное время, а потом он круто повернул руль: занятия в Омском театре, ди-джейство на «Европе плюс», Москва, конкурс артистов сатиры и юмора, «Аншлаг»...

- Мой путь на сцену хаотично-типичный: от технаря к эстраднику. Есть в нашей стране такая закономерность:  технари становятся юмористами. После института я уже знал, чем буду заниматься и где. Поехал в Москву, писал сценарии для программы «Ах, анекдот», пытался читать рассказы сам... В «Аншлаг» попал после конкурса молодых юмористов, где стал лауреатом. В жюри были Регина Дубовицкая, Михаил Жванецкий, Анатолий Трушкин. После конкурса Регина Игоревна пригласила меня в сценарную группу «Аншлага» (кстати, «Песню молодых аншлаговцев» написал Сергей. – Прим. авт.), а затем дала возможность выступить с монологом в новогодней передаче. С 2000 года я на сцене…

Некоторые мои друзья, следуя моему примеру, переезжают в Москву, но они просто хотят в столицу и все, а чем там будут заниматься, зачем срываются с места – не знают. Это не совсем правильно. Чтобы реализоваться в жизни, нужно твердо знать, чего хочешь, и продумать, как этого достичь. А потом идти не сворачивая. Я приехал в Москву, твердо осознавая свои желания, хотя пути представлял крайне смутно. Но кто-то меня, видимо, ведет по жизни. Вообще я верю в судьбу, в счастливый случай, удачу - назовите как хотите. Если чего-то сильно хочешь, если работаешь над этим, то тебе обязательно, пусть не сразу, повезет и желание сбудется.

Кстати, отношения внутри «Аншлага» меня приятно удивили. Я опасался высокомерия, дедовщины…... Нет! Там собрались умные, интеллигентные люди, прекрасно понимающие, что жанр должен развиваться, а поэтому нужна свежая кровь, молодые кадры. Иногда мы собираемся все на даче у Регины Игоревны, общаемся, смеемся, если все это записать на скрытую камеру и выдать потом в эфир, будет намного смешнее специально подготовленных программ...

Он сам пишет все свои монологи, коллекционирует смешную рекламу (кстати, во время поездки по краю Сергей пополнил коллекцию парочкой милых экземпляров), хранит понравившиеся записки, в свободное время занимается спортом, много читает – особенно во время полетов, чтобы не терять время даром (из прочитанного в последнее время произвели сильное впечатление «Письмо незнакомке» Цвейга и «Парфюмер» Патрика Зюскинда)...… Сергей в восторге от приморской публики, принимавшей актера тепло и душевно.

- Я благодарен судьбе за работу на радио, за прямой эфир, ведь между ним и выступлением на сцене много общего. На радио научился правильно формулировать свою мысль, шутить в тему и коротко, общаться с людьми и разбираться в них. Все разговорники – наполовину артисты, наполовину психологи, потому каждый раз, выходя на сцену, мы общаемся не с конкретным человеком, а с неким общим интеллектом, который в унисон дышит, реагирует - словом, такой Солярис. Каждый раз его нужно расшевелить, рассмешить, и нет универсальных приемов для этого, каждый раз все по-новому. Сегодня была замечательная публика, легкая, готовая к смеху, а бывает, к сожалению, зал мрачный, и тогда я меняю на ходу программу, что-то переношу, некоторые номера вообще не показываю…

Я сотрудничаю с разными авторами, но в чистом виде чужих монологов не исполняю, скорее, использую идеи, шутки. Так мы и договариваемся: пишу сам, но приобретаю у вас право вставить в монолог вот эти кусочки...

Сергей Дроботенко успел хлебнуть и обратной стороны успеха, в чем слегка упрекает журналистов:

- Иногда о себе такие вещи читаю, особенно в Интернете, впору за голову хвататься! Сразу говорю: не пел я в детстве ни в каком ансамбле «Коровушки», не пел и даже не танцевал! Меня этими «Коровушками» уже достали! Зачем выдумывать или переиначивать мои слова? Я даже начинаю опасаться общения с прессой…

Если спрашивают, кого люблю, отвечаю: родину. Кстати, если серьезно, любовь к родине – это тоска по близким, которые могут поддержать в трудную минуту, по родным местам, запавшим в душу. У моей семьи такая судьба: мы все время переезжаем, благо, страна большая. Города моей жизни: Днепропетровск, Омск, теперь вот Москва, я очень по ним скучаю. В Приморье я первый раз, мне очень понравилось, удивительной красоты места.

Что касается личной жизни: я дружу с Максом Галкиным, Геной Ветровым, хожу на концерты собратьев по цеху (многому у них учусь – у Петросяна, у Юры Гальцева) и не только: вот 28 марта обязательно пойду на Глорию Гейнор. Совсем о личном: женат я никогда не был, хотя такой возможности не исключаю. В женщине ценю обаяние, шарм. А чувство юмора – необязательно. Моего на семью вполне хватит.

Из коллекции Сергея Дроботенко:

Увидено во время поездки на автомобиле по краю: вывеска магазина «Продукты», под надписью «Режим работы» - полоска бумаги со словами: «Вика – круглосуточно!»; ценник на кофточке: «100-процентная натуральная шерсть (женск.)»; дверь хозяйственного магазина с гордой надписью: «Мы починим все!». Ниже – «Звонок не работает».