Подвели под монастырь

В феврале 1920 года во Владивостоке появилась одинокая и замученная долгой дорогой монахиня. Это была матушка Руфина, бывшая настоятельница монастыря в Чердыни. Спустя некоторое время она встретила своих православных сестер (в пути они заболели тифом и были оставлены на попечение женской обители в Чите). Матушка Руфина смогла угостить их караваем, она отдала за него 400 тысяч рублей – все свои деньги… Пройдет совсем немного времени, и матушка Руфина примется строить здесь, на краешке еще белой России, женский монастырь. До сих пор на владивостокском Морском кладбище среди могил еще можно увидеть остатки его фундамента…

21 март 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1328 от 21 март 2003

В феврале 1920 года  во Владивостоке появилась одинокая и замученная долгой дорогой монахиня. Это была матушка Руфина, бывшая настоятельница монастыря в Чердыни. Спустя некоторое время она встретила  своих православных сестер (в пути они заболели тифом  и были оставлены на попечение женской обители в Чите). Матушка Руфина смогла угостить их караваем, она отдала за него 400 тысяч рублей – все свои деньги… Пройдет совсем немного времени, и матушка Руфина  примется строить здесь, на краешке еще белой России, женский монастырь.
До сих пор на владивостокском Морском кладбище среди могил еще можно увидеть остатки его фундамента…  

Но сначала  в одной из квартир на 7-й Матросской улице игуменья  основала подворье в честь иконы Смоленской Божьей Матери Одигитрии-Путеводительницы. Так появился на свет женский монастырь, сыгравший огромную роль не только в России, но и в Китае и Америке. Помещение было маленькое - всего три крохотные комнатки да кухня, поэтому отправлялись только всенощные. Но игуменья Руфина  не  успокоилась  и решила строить во Владивостоке собственное здание для  женского монастыря. Первым делом она отправилась за помощью и советом в контору главного инженера-строителя Владивостокского порта, где ее встретил генерал-майор  А. И. Исаков. Он внимательно выслушал игуменью и  предложил взять на 20 лет в безвозмездную аренду четыре десятины Морского кладбища с небольшой церковью Божией Матери Всех Скорбящих Радости.

В марте 1920 г. монастырь был торжественно заложен. На время строительства 20 монахинь расположились в караульном помещении рядом с кладбищем.  “Энергия матушки, - вспоминала позднее А. Мичурина, - снова развернулась во весь свой богатырский размах. Поместившись в крайней простоте и тесноте, матушка и сама погрузилась в работу, с трех часов утра уже находясь на постройке, и сестер вдохновляла на  неустанный труд. Закипело дело. Вели сестры хозяйство,  смотрели за могилами, помогали в совершении треб, рукодельничали».

Благосостояние возникающей обители росло. Росло и здание будущего монастыря. По замыслу матушки, оно должно было иметь три этажа. Первый,  полуподвальный, предназначался под службы, второй - под жилье, а третий – для храма.

Стройка остановилась на втором этаже. Когда во Владивосток пришли красные, для игуменьи Руфины начались тяжелые дни. Один из владивостокских протоиереев успел предупредить монахиню о том, что подписан документ о ее аресте. Лишь тогда она засобиралась в Харбин. 

Остатки фундамента монастыря на Морском кладбищеПравдами и неправдами игуменья Руфина получила разрешение на выезд. Странницей, с узелком и посохом в руках пришла она в Харбин, где  начала новое строительство.  Сколько же трудностей ей пришлось вытерпеть на этом пути! Но несокрушимая вера в Бога, преданность идее помогли выполнить задуманное. Так появился  монастырь во имя Тихвинской Божьей Матери. Позднее он был переименован в Богородице-Владимирскую женскую обитель. 26 августа 1925 г. (по ст. ст.) обитель  перешла в помещение в Новом городе, где объединилась с домовой церковью бывшей гимназии Д. Л. Хорвата. 26 октября того же года состоялась первая литургия, которую провел митрополит Мефодий. Чуть позже под монастырь был куплен  дом на Почтовой улице. В 1936 г. Руфина открыла отделение Харбинской женской обители в Шанхае, заведовать которым стала А. А. Мичурина, постриженная в монахини под именем Ариадна. После смерти Руфины в 1937 г. Ариадна  была назначена настоятельницей монастыря в Харбине.

Митрополиты Платон и Феофил, архиепископы Леонтий и Арсений, а также другие священники в Америке неоднократно предлагали монахиням переехать в США, чтобы организовать монастырь подобно харбинскому, с собственным православным кладбищем, а также получить  возможность  воспитывать детей в православном духе и поддерживать пожилых людей.

«Что же касается переезда  в Америку, - писала игуменья Ариадна, - то этот вопрос весьма сложен. Конечно, если бы была жива матушка Руфина, быть может, часть монастыря давно была бы уже в Америке. У нее на это был  совершенно индивидуальный взгляд. Я же, приняв на свои плечи такую ношу, откровенно скажу, не решилась сразу привести в исполнение план почившей матушки. Переехать одной небольшой семье со станции на станцию часто бывает тяжело, а через океан даже невозможно, а если улыбается счастье единичным семьям, так и то лишь после  массовых хлопот».

Расстояние, политические конфликты и другие проблемы затягивали решение этого вопроса. Наконец, в Сан-Франциско приехали инокини Евтропия и Агафья, которые нашли приют в Доме милосердия. Купленное ими здание  было решено считать подворьем. В это время шла война, и всякая связь с Китаем прекратилась. В октябре 1942 г. Малый архиерейский собор решил согласиться открыть это подворье в Сан-Франциско на Фелл-стрит «на правах домовой церкви». Первой настоятельницей стала Евтропия. Через полгода состоялось торжественное освящение подворья, на которое собралось около 250 человек. Это богослужение проводил митрополит Феофил. «Ваша настойчивость, - сказал владыка, - твердость вашего характера и преданность делу показали, что в вас есть качества, необходимые для ведения подворья».

В 1948 г. в Сан-Франциско прибыла игуменья Ариадна с четырьмя  монахинями. Она сразу же стала хлопотать о разрешении приехать в США оставшимся монахиням и сиротам, которые еще жили в Шанхае и Харбине. Со временем ее усилия увенчались успехом. Другим ее большим делом стало учреждение братства «Ревнителей православия». В 1959 г. был открыт скит имени преподобного Серафима Саровского, где устроили свечной завод и стали выпекать просфоры. В дальнейшем женский монастырь в Сан-Франциско успешно продолжил свою деятельность на ниве православия.

Богородице-Владимирская женская обитель, Сан-Франциско…Немало воды утекло с тех пор,  когда бывший Владивостокский монастырь нашел себе приют на американской земле. В 1996 г. успокоилась душа игуменьи Ариадны, чуть позже ушла в мир иной игуменья Евтропия, кстати, тоже когда-то  жившая во Владивостоке.

Порядки сан-францисского монастыря считаются одними из самых строгих в Америке. Правда,  за последние годы здесь не появилось ни одной русской монахини. Это осложнило  положение монастыря. Ситуацию усугубляют также разногласия  в руководстве Русской православной зарубежной  церкви, под юрисдикцией которого  находится женский монастырь.

Насколько известно, монахини  собираются  покинуть Калифорнию. Как мне рассказывали в мой последний приезд в Сан-Франциско, новая настоятельница  монастыря – православная японка решила продать всю монастырскую недвижимость, которая исчисляется не одним миллионом долларов, и перебраться с несколькими монахинями в штат Невада, где законы регистрации значительно упрощены. Таким образом,  вероятно, и будет поставлена точка в истории монастыря, основание которого было положено более 80 лет тому назад во Владивостоке.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала краеведа В. С. Гришечкина