Судили убийцу судьи

Тихоокеанский флотский военный суд приговорил матроса 1982 года рождения Сергея Черкашина к лишению свободы сроком на 21 год с содержанием в колонии строгого режима и с конфискацией имущества.

18 март 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1325 от 18 март 2003

Тихоокеанский флотский военный суд приговорил матроса 1982 года рождения Сергея Черкашина к лишению свободы сроком на 21 год с содержанием в колонии строгого режима и с конфискацией имущества.

Как поясняют в военной прокуратуре ТОФ, Черкашин признан виновным в хищении, перевозке и сбыте оружия и боеприпасов, в краже, разбое и убийстве председателя Хасанского районного суда Анатолия Старчукова. Государственное обвинение поддерживал первый заместитель военного прокурора ТОФ полковник юстиции Олег Морозов: в обвинительной речи он предлагал дать матросу на год больше, чем прозвучало в заключительном приговоре.

Обстоятельства этого дела таковы. Днем 22 октября 2001 года Черкашин, убедившись в отсутствии хозяев, проник в дом по улице Набережной в поселке Славянка, в котором проживала семья председателя Хасанского районного суда.  Там матрос обнаружил охотничий карабин “Тигр” с патронами и другие не менее ценные вещи. Однако уйти незамеченным грабителю не удалось - на автомобиле “Тойота-Лендкруизер” к дому подъехал хозяин, Анатолий Старчуков. Когда председатель суда вошел в свой дом, незваный гость направил на него карабин и потребовал лечь на пол. Старчуков требованию не подчинился, тогда ранее судимый по нескольким статьям УК матрос выстрелил ему в грудь с расстояния двух метров. Завладев автомобилем убитого, карабином и другими вещами, как позже выяснилось на суде, общей стоимостью 363 510 рублей, Черкашин уехал в село Безверхово Хасанского района, где через пять дней и был задержан сотрудниками милиции. Джип, оружие и другие вещи, принадлежащие Анатолию Старчукову, были обнаружены и изъяты милицией в том же селе.

В ходе этого громкого следственного процесса Черкашин заявил, что не знал, кому принадлежит дом, а убивал он, дескать, потому, что деваться было некуда: хозяин застукал его на месте преступления.