Будущее моделируем сегодня

Предмет особой гордости заведующего кафедрой психологии и социальных технологий Социально-психологического института ВГУЭС Александра Коробкина в том, что из двух сделанных уже кафедрой выпусков только три человека не работают по специальности. Александр Леонидович считает, что во многом это результат хорошо организованных студенческих практик.

21 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1314 от 21 февр. 2003

Предмет особой гордости заведующего кафедрой психологии и социальных технологий Социально-психологического института ВГУЭС Александра Коробкина в том, что  из двух сделанных уже кафедрой выпусков только три человека не работают по специальности. Александр Леонидович считает, что во многом это результат хорошо организованных студенческих практик.

- Наши студенты уже во время учебы находят себе места по одному из  профилей: психология управления, юридическая психология, психологическое консультирование. Сказывается и то, что больше половины наших преподавателей – практики, совмещающие университетские занятия с работой психолога в современных условиях. Многие выпускники института остались работать там, где их узнали и оценили еще во время учебы. Одного-двух месяцев практики наших студентов хватает, чтобы в коллективах, куда они пришли, снизилась конфликтность, прекратилась текучесть кадров, появилось что-то, объединяющее всех помимо работы. Некоторые, окончив университет, устроились не просто психологами, а менеджерами по персоналу и отвечают за квалифицированную расстановку кадров, формирование не просто штата сотрудников, а команды единомышленников. Руководители фирм среднего звена с удовольствием приглашают наших воспитанников к себе в штат.

Не оторвана от реальной жизни и научная работа наших преподавателей.

- Подтверждает это и тема вашей собственной кандидатской диссертации, которую вы недавно защитили…

- Мои исследования были направлены на то, чтобы выяснить представления современных людей о будущем. Ситуация сегодня достаточно тревожная: не более пяти процентов из нас имеют позитивный образ будущего. А ведь каким мы его видим, в таком и оказываемся через несколько лет.

- Наши мысли материализуются?

- Материализуются как хорошие, так и плохие мысли. Свое будущее мы загадываем в настоящем. Есть даже такой психологический термин: эффект самоисполняющихся пророчеств. А когда образ будущего вовсе не сформирован, не строится никаких планов, то шансов на то, чтобы выйти из сложившейся неблагополучной обстановки, очень мало. 

- Даже бизнесмены не представляют, что будет с их фирмами в скором времени?

- Я экспериментировал с руководителями малого и среднего бизнеса. В подавляющем большинстве это – тактики. Они хорошо владеют актуальной ситуацией, умеют выстроить ближайшие шаги и ставят цели на месяц, три, максимум – на полгода. А вот три года – это для них уже заоблачный срок. А уж как будет развиваться их фирма, отрасль через пять лет, не могут сказать даже руководители крупного бизнеса и государственных структур. По психологическим меркам пять лет считается малым сроком, большой срок – это уже 10 лет.

- А как же Дейл Карнеги, который наставлял жить только сегодняшним  днем, отгородившись ширмой от завтрашнего?

- Карнеги трудно назвать психологом. Во-первых, у него не было психологического образования, а во-вторых, он писал свои книги в период, когда Америка переживала великую депрессию. Люди потеряли все, что накопили за десятилетия. Тогда казалось, что будущего нет совсем. Единственным спасением было жить настоящим.

- Наше старшее поколение тоже многое потеряло, утратив при этом ценностные ориентации. Люди пожилые в большинстве своем не только не ждут от будущего ничего хорошего, но и живут с мыслью: завтра будет еще хуже. Если же взять молодежь, то она тоже зачастую не знает, как найти свое место в жизни. Тех или других в большей степени можно отнести к группе риска?

- Страшнее за молодежь. Пенсионеры социально не защищены, но у них все же есть внутренний стержень. Молодые люди в плане реализации себя дезориентированы больше. У многих из них нет конструктивной установки на достижение социально значимого результата. Пусть они даже учатся, впитывают как губки теоретические знания, но часто совсем не представляют, как их применить на практике, куда податься после вуза. Очень важно выстроить образовательный процесс так, чтобы полученные знания были адекватно применимы на практике.

- Когда ничего хорошего от будущего не ждешь, находишься в постоянном стрессе. Без вмешательства психолога в такой ситуации вряд ли обойтись.

- Стрессоустойчивость у таких людей на самом деле очень низкая. Если вовремя не вмешаться, то человек может сам себя загнать в угол, и последствия будут самые плачевные. Существуют довольно эффективные психологические методики активизации позитива. Но, к сожалению, сегодня спрос на психологические услуги раза в три превышает возможности их удовлетворения. И это я говорю только про Владивосток. В глубинке и вовсе трудно найти психолога. Даже в крупных городах Приморья зачастую нет ни одного психологического центра, просто кабинета  психолога-консультанта. Даже в школах на должности психолога чаще работают педагоги или медики. Я недавно проехал многие города края и убедился в том, что наш институт и наша кафедра правильно выбрали направление. Психологи востребованы во всех областях нашей жизни. И это только начало настоящего признания психологии.