Нужна золотая середина

В минувший вторник в Кавалерово депутаты Законодательного собрания Приморья совместно с коллегами из муниципальных дум и комитетов провели совещание, на котором обсудили реформу местного самоуправления. Кроме того, на встрече был поднят тревожащий предпринимателей из районов Приморья вопрос о возросших ставках единого налога на вмененный доход. Своими впечатлениями от состоявшегося диалога двух уровней представительной власти с корреспондентом «В» поделился вернувшийся из Кавалерово заместитель председателя ЗС Приморского края Игорь ПУШКАРЕВ.

21 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1314 от 21 февр. 2003

В минувший вторник в Кавалерово депутаты Законодательного собрания Приморья совместно с коллегами из муниципальных дум и комитетов провели совещание, на котором обсудили реформу местного самоуправления. Кроме того, на встрече был поднят тревожащий предпринимателей из районов Приморья вопрос о возросших ставках единого налога на вмененный доход. Своими впечатлениями от состоявшегося диалога двух уровней представительной власти с корреспондентом «В» поделился вернувшийся из Кавалерово заместитель председателя ЗС Приморского края Игорь ПУШКАРЕВ.

- Подобные встречи на территориях края вошли в практику работы Законодательного собрания, у нас созданы совет по местному самоуправлению и отдел по работе с муниципальными представительными органами, и наш опыт в этом отношении считается передовым в регионе. Постоянные контакты и консультации дают нам возможность глубже понимать реальные проблемы населения. Например, вполне справедливо поднятый кавалеровцами вопрос о коэффициенте единого налога на вмененный доход, который усредняет предпринимателей из Владивостока и какого-нибудь таежного села. Любой сложный вопрос сводится к простому, и здесь суть дела в том, что для деревень с населением, допустим, до 500 человек нужно сделать коэффициент не 0,9, а 0,1. Действительно, сложно заставить платить налог в 7 тысяч рублей с сельской торговой точки, где реализация за месяц составляет всего 20 тысяч рублей. С другой стороны, чрезмерное снижение налогов в конце концов не позволит сформировать бюджет муниципалитета и обеспечить хотя бы минимальные жизненные стандарты населения, то есть здравоохранение, образование, то же ЖКХ. Нужно найти золотую середину, а это удается не сразу.

- Но ведь ставки единого налога не раз корректировались Законодательным собранием, сколько можно возвращаться к уже принятому закону?

- Мы убедились в том, что не все было продумано до конца: предприниматели говорили о том, что вынуждены будут уходить «в тень», закрывать свой бизнес. В деревнях это бывает: все знают, что сосед торгует, но он нигде не зарегистрирован. Что, ему нравится бегать от налоговых и правоохранительных органов? Нет, но непосильность налогового бремени не оставляет выбора. А людям в любом случае надо ежедневно покупать товары первой необходимости. Закон должен работать, причем работать на благо населения, не во вред. Поэтому он должен быть гибким, а прямым должен  быть только телеграфный столб. Мы будем возвращаться и корректировать краевые законы столько раз, сколько будет нужно для их оптимизации. То же самое по транспортному налогу: на февральское заседание ЗС выносится поправка к закону о транспортном налоге по тяжелым мотоциклам, которые широко используются на селе. Мощные «Уралы» и «Днепры» отнесены нами к дорогому классу транспортных средств, но они помогают в хозяйстве многим ветеранам, и мы не можем допустить, чтобы им пришлось продать «кормильца» из-за чрезмерного налога. Или сельские автобусы типа «ПАЗ», которые выполняют на селе исключительно социальные функции. Чем нам потом дотировать пассажирские перевозки, лучше создать нормальные рыночные условия, позволяющие сельскому транспортному предприятию работать и платить налоги. Такой подход – единственно эффективный. Когда уменьшили подоходный налог до 13 процентов, сборы по стране выросли в несколько раз, потому что люди перестали прятаться и стали платить.

- Но главной темой обсуждения был все же федеральный законопроект «Об основах местного самоуправления». Недавно вы выступали в Хабаровске на совещании законодателей Дальневосточного округа по этой теме. Похоже, обсуждение муниципальной реформы стало системным многоуровневым процессом?

- Любой закон лучше корректировать до его принятия, особенно если это глобальная реформа. Всем очевидно, что проблема существует, если бы ее не было, у нас бы люди не мерзли и нормально лечились, росло население. Новый закон о местном самоуправлении призван приблизить власть к народу, чтобы она более адекватно реагировала на его потребности. Из Владивостока и тем более из Москвы не увидеть реалии Тернейского, например, района. Реформа позволит реагировать более гибко и эффективно, точнее направлять средства. Но пока законопроект встречает больше вопросов, чем понимания необходимости его принятия. Хабаровские законодатели даже приняли постановление, что закон нельзя принимать из-за его «сырости», непроработанности. Все опасаются, что повторится кризис местной власти, который наступил после разрушения советской системы, когда население не знало, куда ему теперь обращаться и кто за что отвечает. В такой ситуации, если не топятся дома – никто за это не отвечает, льготы ветеранам не выплачивают – это сходит с рук.
Сейчас люди только-только начали понимать механизм муниципальной власти и  опасаются повторения хаоса 90-х годов. С другой стороны, местная власть до сих пор не знает, на какие средства она может рассчитывать: она направляет «наверх» большую часть собранных налогов, но сколько денег вернется назад, нигде пока не определено, кроме упомянутого закона. Как говорится, «положен солдату перец – отдай». Другое дело, что нет ясности с источниками поступлений в муниципальные бюджеты. Местная власть будет отвечать, например, за состояние дорог. Но если, допустим, сорок дворов в деревне отдадут последние деньги, им не хватит на пару дней работы грейдера. Или, например, что такое «пешая доступность», упомянутая в законопроекте? Что, теперь не нужны будут пассажирские автобусы? Эти и многие другие подобные моменты требуют прояснения и корректировки.