Шум и глубина государственной тайны

На порядком затянувшемся процессе по делу ученого с мировым именем Владимира Щурова в последнее время произошли благоприятные для него события, а именно: прокуратура сняла с него два из трех обвинений.

20 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1313 от 20 февр. 2003

На порядком затянувшемся процессе по делу ученого с мировым именем Владимира Щурова в последнее время произошли благоприятные для него события, а именно: прокуратура сняла с него два из трех обвинений.

Напомним, что заведующий лабораторией шумов океана в Тихоокеанском океанологическом институте ДВО РАН попал в оборот спецслужб несколько лет назад при попытке вывезти научное оборудование в Китай. Вместе с коллегами из Харбинского инженерного университета Щуров тогда собирался исследовать звуки глубин Желтого моря, для чего был заключен соответствующий контракт.

Однако, по мнению следователей УФСБ по Приморскому краю, выезжая за границу, именитый ученый нарушил несколько серьезных законов. Оборудование изъяли, а взамен предъявили обвинение из трех пунктов: передача технологий двойного назначения, контрабанда в особо крупных размерах и разглашение государственной тайны.

Повышенное внимание к работе начальника лаборатории, по-видимому, вызвано тем, что технология измерения шумов океана может использоваться для обнаружения таких стремящихся к скрытности объектов, как подводные лодки. В ответ на предположения о секретности своей технологии ученый, однако, не раз заявлял, что его контракт проходил обязательную в таких случаях экспертизу, в том числе и в компетентных органах.

По его словам, все проверяющие согласились с вывозом гидроакустического оборудования и технологии. К тому же чертежи щуровской установки для измерения шумов давным-давно были опубликованы в ведущих научных журналах мира.

И вот 22 января, полгода спустя после начала судебного процесса, прокурор снял два первых обвинения по причине отсутствия состава преступления. Дело дало трещину и начало разваливаться. Теперь в вину академику ставится только (если можно так сказать) разглашение государственной тайны. Оставшийся пункт обвинения основывается на двух документах, изъятых со стола в лаборатории ученого. Самый важный из них – это российско-китайский отчет о первом опыте сотрудничества между Щуровым и коллегами из Харбина. До столкновения с органами завлаб успел осуществить один китайский контракт, измеряя шумы в озере Сунхуа в провинции Цзилинь.

Отчет об этом событии показался следствию подозрительным. Экспертами Генштаба была проведена экспертиза, которая указала на его секретность. Однако экспертами, видимо в спешке, была допущена одна досадная неточность. Согласно статье закона, на которую они сослались, Щуров разгласил сведения о запасах ценных металлов и драгоценных камней. Изучив этот интересный документ неделю назад, суд отправил его на доработку и объявил перерыв.

Если вернуться к сути вопроса, то Щуров начисто отрицает возможность применения российско-китайских исследований в военной области:

- Какие подводные лодки можно найти в озере! А Желтое море тоже мелководное, глубины в нем максимум 90 метров, - рассказал ученый. По его словам, для военных исследований советских времен работы проводились в Тихом океане на больших глубинах.

Между тем в Москве и Санкт-Петербурге научная общественность развила бурную деятельность в защиту ученого. С участием авторитетных академиков и защитников прав человека проводятся «круглые столы» и выходят в эфир телепередачи, сообщающие о необходимости проведения независимой экспертизы. Известная правозащитная организация Human Rights Watch присылала к Щурову своих представителей. И только в родном Владивостоке, как выразился Владимир Александрович, «стоит гробовая тишина».

Пока с многочисленными перерывами тянется суд, ученый продолжает работать, правда, в весьма тесных рамках. Из-за подписки о невыезде пришлось пропустить научную конференцию ученых-гидроакустиков в Испании в декабре прошлого года, ограничившись отправкой своих материалов по почте. Видимо, придется пропустить и следующую конференцию в этой области, которая пройдет в мае в Италии, сокрушается Владимир Александрович.

- Это просто уничтожение собственной науки! Думаете, если в России завал, то и за границей все на месте стоит?