Сергей Дарькин: Самое плохое, что можно сделать в жизни – это забрать работу у человека

- Сергей Михайлович, в чем, на ваш взгляд, причина скандалов, сотрясающих рыболовную отрасль последнее время?

19 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1312 от 19 февр. 2003

- Сергей Михайлович, в чем, на ваш взгляд, причина скандалов, сотрясающих рыболовную отрасль последнее время?

- Проблема состоит в том, что, к сожалению, в России нет федерального закона о рыболовстве, поэтому комитет рыболовства может  делать то, что считает нужным. Администрация Приморского края передала свое предложение по распределению квот в соответствии с законом. Согласно закону Приморского края «О рыбохозяйственной деятельности», статья 8 пункт 1, Приморский рыбохозяйственный совет готовит свои предложения по распределению квот, которые утверждаются губернатором. Есть таблицы, которые утверждены Приморским рыбохозяйственным советом. Мы вовремя передали эти документы комитету по рыболовству.  Почему-то в течение месяца никаких претензий к нам комитет не выдвигал. И вот сейчас, когда уже февраль, когда пройдена половина путины, возникли проблемы. В принципе, ситуацию можно назвать чрезвычайной, ведь полпутины пройдено, а рыбаки все сидят.

Я считаю, самое плохое, что можно сделать в жизни, – это  забрать работу у человека.  Мы не должны допустить того, чтобы человек, имея  какой-то ресурс для работы, не смог ее выполнить. Это недопустимо. Вы знаете, у нас в Приморье есть безработица, и, конечно же, мы используем все возможности, чтобы позволить человеку заработать деньги.

- По какому принципу рыбохозяйственный совет распределяет квоты между предприятиями Приморского края?

- В первую очередь, распределение ведется на конкурсной основе. Мы знаем, как предприятия должны работать и насколько эффективно.  Конечно же, в первую очередь, это объем выловленной рыбы в прошлом году и за пять лет, во-вторых, эффективность работы предприятий, в-третьих, уровень заработной платы. Сегодня есть предприятия, которые платят зарплату до 30 тыс. рублей, а есть предприятия, где рабочие на тех же квотах получают 2 - 3 тыс. рублей, а бывало, и не получали. Ну и, конечно же, одним из важных показателей для распределения квот является честность промысла. Я против браконьерства. Если предприятием допущены какие-то нарушения условий вылова рыбы, мы урезаем квоты, так как браконьеры создают неравные условия продажи рыбы на рынках, так как они не платят налоги, соответственно, у них себестоимость продукта ниже. Такие принципы мы закладывали в распределение квот.

- Сергей Михайлович, Приморье всегда было лидером по добыче рыбы и биоресурсов, но в этом и в прошлом году получилась не очень хорошая ситуация – у Приморья отняли 30 процентов. Что происходит?

- Минэкономики предлагает сделать единую методику  по распределению промышленных квот среди субъектов ДВФО. До сих пор, к сожалению, такой методики не было, была сложившаяся система распределения квот. Госкомрыболовства, к сожалению, к 1 января такую методику не сделал. Он не согласовал ее с субъектами Федерации, поэтому получился скандал. Все главы субъектов Федерации решили, что до марта необходимо разработать методику распределения квот между субъектами РФ. В этом участвуют и субъекты Федерации, и мы, должен участвовать и Госкомрыболовства – то есть идет огромная работа. Конечно же, Приморье всегда было лидером рыбной промышленности, я надеюсь, оно им и останется, но необходимо учитывать те изменения, которые происходят в России: это, конечно же, и  бюджетный процесс, и территориальные изменения, и изменения на мировом рынке. Думаю, что процентные изменения между субъектами Федерации не будут существенными. Я уверен, мы найдем с Минэкономики общий язык и разработаем методику распределения квот. Главное – чтобы в этой ситуации не пострадали простые рыбаки. Еще раз повторю, необходимо принять закон о рыболовстве на уровне Федерального собрания, как мы это сделали в Приморском крае. Будет закон - будет препятствие для субъективного распределения квот на любом уровне.