Немногие для вечности живут

В созданном стихами Осипа Мандельштама поле притяжения, под сенью этого талантливого поэта с несчастной судьбой увидели приморские зрители владивостокского скульптора Валерия Ненаживина и московского литератора Андрея Битова в фильме “Шум времени” на 5-м канале ПТР.

14 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1310 от 14 февр. 2003

В созданном стихами Осипа Мандельштама поле притяжения, под сенью этого талантливого поэта с несчастной судьбой увидели приморские зрители владивостокского скульптора Валерия Ненаживина и московского литератора Андрея Битова в фильме

“Шум времени” на 5-м канале ПТР.

Можно только приветствовать, что ПТР предоставляет свой канал для интересных проектов

“со стороны”. Во Владивостоке хорошо известен творческий дар Глеба Телешова, чей фильм обозначен нынче маркой “Home pictures”. В “Шуме времени” и вправду немало “домашних картин”. Порой даже хочется назвать их любительскими видеосъемками – к примеру, в кадрах открытия памятника Мандельштаму, когда камера дергается, похоже, в дрожащих руках.

Но уже следующий видеоряд заставляет вглядеться: да это же художественное, причем философское кино! И таких открытий на протяжении

“Шума времени” множество.

Даже самые обыкновенные вещи, показанные нам объективом художника, становятся больше и многозначительнее, чем просто предметы, будь то лезвие, тщательно затачивающее карандаш, или стык рельсов, по которым когда-то привезли поэта сюда на погибель. А снятые сквозь снежную круговерть задворки проспекта Столетия и обычнейший перрон электрички волею режиссера навевают мысли о приснопамятных жутковатых 30-х годах

Все эти ассоциации обращены, конечно же, к тем зрителям, кто знает как историю жизни и смерти самого Осипа Мандельштама, так и историю появления памятника ему во Владивостоке. Впрочем, именно на такую

– культурную аудиторию и рассчитывали, готовя к показу “Шум времени”, Глеб Телешов, Наталья Тимофеева, Александр Колесов. По их мнению, эти зрители не могут не любить и Андрея Битова. Ему авторы картины посвятили едва ли не больше внимания, чем мандельштамовским реминисценциям.

Камера любуется Битовым в разных ситуациях, даже когда он явно нетрезв и с трудом выговаривает слова. Тем не менее их прямо-таки благоговейно ловят запечатленные в кадре слушатели, собравшиеся в художественной мастерской. Что бы он ни говорил, они все воспринимают как откровение.

Трудно разделить подобное отношение. Да, Андрей Битов и его Пен-клуб внесли определенный вклад в то, что у нас в Приморье был воздвигнут памятник Мандельштаму. Но сам Битов как писатель и общественная единица симпатичен отнюдь не каждому зрителю

“Шума времени”.

Когда-то мы упивались

“Уроками Армении”, и нас мало смущала некая книжность, литературность. Потом она стала превалировать над всем остальным, но тем временем Битов уверился в своем избранничестве. Ну да бог ему судья. Что касается мнения автора этих строк, то лучше бы Глеб Телешов не фиксировал каждую затяжку битовской сигареты, а более емко показал нам скульптора Ненаживина, чья душа, по-моему, действительно созвучна мандельштамовской лире.