...а погружений не больше, чем всплытий

Кошку Чику искал почти весь экипаж. Отважная зверюга, не дающая спуску корабельным крысам, на деле оказалась еще котенком: пушистым и любящим ласку. Извлеченное из бесчисленных закутков субмарины животное было сфотографировано на руках у заместителя корабля по воспитательной работе Виталия Бернацкого, после чего отправилось подкрепиться на камбуз. А наша экскурсия по дизельной подводной лодке, командует которой капитан второго ранга Валерий Иванович Мирон, началась.

13 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1309 от 13 февр. 2003

Кошку Чику искал почти весь экипаж. Отважная зверюга, не дающая спуску корабельным крысам, на деле оказалась еще котенком: пушистым и любящим ласку. Извлеченное из бесчисленных закутков субмарины животное было сфотографировано на руках у заместителя корабля по воспитательной работе Виталия Бернацкого, после чего отправилось подкрепиться на камбуз. А наша экскурсия по дизельной подводной лодке, командует которой капитан второго ранга Валерий Иванович Мирон, началась.

А проходила она параллельно с подготовкой лодки к учебно-боевому выходу. Офицеры и матросы проверяли работу всех ее систем.

- В принципе наша подводная лодка, как и все остальные, находится в боевой готовности всегда, - говорит Виталий Бернацкий. - Но, поскольку время мирное, а выход в море запланированный, нам дали время проверить все еще раз. Пройдемте сюда, - открыл он ведущий куда-то вглубь люк.

Корреспондент прошел и тут же набил себе на голове шишку обо что-то, приблизительно напоминающее притолоку, после чего получил ряд наставлений, как нужно передвигаться на подлодке:

 - Конструкторы экономили пространство, проходы тесные, поэтому нужно пригибаться. Молодые матросы, пару раз стукнувшись, быстро это усваивают.

Не предусмотрев широких проходов, проектировщики субмарины оборудовали ее множеством поручней, ступенек и прочих выпуклостей, на которые можно ставить ноги или хвататься за них руками. Здесь используется каждый сантиметр пространства. В кубрике, например, койки расположены в три яруса. В узком пространстве между ними во время обеда раскладывается стол. В кают-компании, где едят офицеры, стол «стационарный», но зато несет две функции: при необходимости переоборудуется в операционный. Начальник медицинской службы корабля майор Александр Валентинович Демакин показал софиты и крючки, за которые крепится специальный шатер. Несколько лет назад на этом столе, прямо в море, он успешно удалил аппендикс у матроса.

За 17 лет, что Александр Демакин служит на флоте, это был единственный экстремальный случай. Профессиональных заболеваний, свойственных именно подводникам, не припомнил. Ну, разве что у матросов, которые работают непосредственно с дизелем, бывают нагноения на коже из-за контакта с машинным маслом.

Запас пресной воды на лодках этого типа – 15 тонн на 45 суток. В целях экономии в душе и для хозяйственных целей экипаж будет использовать забортную, соленую водичку. Пресная же во время похода постоянно будет лишь на камбузе, где несут службу два кока – матрос Александр Шамов и старшина 2-й статьи Андрей Крысин. Оба парня из благодатного Краснодарского края. К приморским туманам и ветрам привыкли, но скучают по южным фруктам и наш лимонник за ягоду не считают. Оба кока профессиональные повара, из дальневосточных деликатесов готовили только кальмаров, но надеются попробовать и что-нибудь более экзотичное. Пока же Андрей помешивал в кастрюле клубничный кисель, аромат которого уже заполнил камбуз и начал потихоньку выплывать в другие помещения.

Когда субмарина находится под водой, беречь приходится не только воду, но и воздух. Никакого открытого огня и тем более курения. Даже утреннюю гимнастику здесь никто не делает: несмотря на возможность обновлять воздух, содержание кислорода на лодке немного ниже положенного, и вместо бодрости такая зарядка может дать лишь боль в мышцах.

Многие из служащих здесь офицеров – потомственные. Нашлась на подлодке даже династия: сын ее первого командира Сергея Викторовича Смирнова Никита сейчас проходит здесь практику. Никита заканчивает ТОВВМИ, и это его первый боевой выход, хотя на лодке бывал еще мальчишкой и все здесь хорошо знает. Так что выбор Никитой профессии никого из родственников и знакомых не удивил.

День подводника экипаж этой лодки встречает, как и положено, под водой, совершенствуя боевую подготовку. Дизельные подлодки еще рано списывать со счетов. Есть задачи, с которыми могут справиться только они, маневренные и вооруженные мощными торпедами.

Зато по возвращении на берег их ждут поздравления и подарки от шефов – администрации Могучинского района Читинской области. В разное время тамошние призывники попадали служить на субмарины Тихоокеанского флота. Сейчас многие из них стали большими людьми, но ностальгия по службе, погружениям, учениям и боевым выходам в море не прошла. Так в районе сложился своеобразный «клуб» бывших подводников, который и предложил главе района, Владимиру Мамаеву, взять шефство над одной из подводных лодок ТОФ. Посчастливилось дизельной, под командованием Валерия Мирона, одной из лучших субмарин соединения. Шефы уже подарили экипажу два телевизора и видеомагнитофон, подвезли пиломатериалы на ремонт казармы и ежемесячно перечисляют 5 тысяч рублей. Все деньги тратятся на экипаж, в основном на матросов-срочников. А экипаж, в свою очередь, обязался оформить в Могучинском районе клуб юных подводников. Теперь детишки из далекого забайкальского поселка, вероятно, и моря-то в живую не видевшие, тоже приобщатся к военному флоту. 10 лучших школьников района летом приедут погостить в воинскую часть, где базируется эта подлодка. А призывники Могучинского района, попавшие на флот, автоматически будут служить только здесь.

«Мы все живем на желтой субмарине», - пели в свое время Beatles. Неправда, наши подводные лодки все стального цвета. «В» поздравляет всех подводников с их праздником, и пусть количество погружений у них всегда равняется количеству всплытий!