«Передел» от слова «худо»

Арсеньев - «на ушах»! С книжных прилавков без всяких проблем расходится книга Романа Алехина «Передел». Издательством - Приморским полиграфкомбинатом - она означена как литературно-художественное произведение, посвященное «убоповцам». Внешне - обычное криминальное чтиво. Как положено - с погонями, слежками, со стрельбой и перестрелками. С кровавыми разборками авторитетов и «быков», от которых достается и обывателям. И, конечно же, со взятием «братков» с поличным как венец героических усилий сотрудников управления по борьбе с организованной преступностью.

11 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1307 от 11 февр. 2003

Арсеньев - «на ушах»! С книжных прилавков без всяких проблем расходится книга Романа Алехина «Передел». Издательством - Приморским полиграфкомбинатом - она означена как литературно-художественное произведение, посвященное «убоповцам». Внешне - обычное криминальное чтиво. Как положено - с погонями, слежками, со стрельбой и перестрелками. С кровавыми разборками авторитетов и «быков», от которых достается и обывателям. И, конечно же, со взятием «братков» с поличным как венец героических усилий сотрудников управления по борьбе с организованной преступностью.

Автор заранее просит читателей не искать в его романе сходства персонажей с какими-либо отдельными личностями. Все совпадения, сообщает он, случайны. Заостряет внимание, что события происходят в одном из провинциальных городков Приморья и в различных районах края, не указывая их конкретно. Но весь контекст книги - от изложенного до ее оформления - выдает как эпицентр событий именно Арсеньев. С его недавними вспышками криминальных действ, привлекших внимание даже главного дальневосточного вора в законе Джема, лично посетившего город авиамашиностроителей для наведения порядка в преступном сообществе центрального региона края.

На обложке книги - герб Арсеньева. Рядом - лики убиенных в прошлом году «положенцев». Почти все имена и фамилии героев, в том числе фигур местного политического бомонда, даны чуть ли не в «номиналах».

А у действующего мэра полностью сохранены имя и отчество.

Но пикантность даже не в этом.

Пикантность в том, что книга эта,  похоже, заказная. И в таком случае ее «родителям» был важен не столько криминальный аспект, сколько политический. Подтверждением тому может служить тот факт, что на форзацах последних вбрасываемых в торговлю партий «Передела», вышедшего двухтысячным тиражом, проставлен штамп: «Издание книги оплачено из средств будущего кандидата в мэры города».

Кто он - этот будущий кандидат? Впрочем, местными аналитиками все «вычислено». Не станем приводить имени, однако прямо скажем: если это именно тот человек, то черный пиар с его стороны по отношению к соперникам по уже совсем близкой гонке за креслом арсеньевского мэра (да, в июле нынешнего года должны состояться выборы главы муниципального образования и депутатов думы) просто блестящий. Если вообще так уместно говорить именно о черном пиаре. Дело в том, что по ходу повествования в сферу тех или иных событий вовлекаются действительно узнаваемые руководители различных городских организаций, тем или иным образом связанные с большой и малой политикой, - все они, за исключением одного, вымазаны черной краской. Все они, если верить автору, связаны с криминалом или, по крайней мере, остаются в стороне от наведения в городе правопорядка. Кроме одного, истово помогающего убоповцам. Либо «родитель» книги не берет его во внимание как опасного соперника на выборах, либо пока он ему нужен как союзник. Последние рейтинговы
е исследования недвусмысленно показали построение потенциальных кандидатов в мэры - заказчик лишь дышит в затылок некоторым из тех, кто так здорово «опиарен».

Но будет ли достигнут желаемый эффект? Стоит напомнить, что на последних губернаторских выборах больше всех досталось Сергею Дарькину, однако именно его предпочел увидеть приморский электорат на посту главы краевой администрации. А пока в Арсеньеве идут выяснения отношений между местными политиками, кто-то кому-то говорит «ху» и принимает превентивные меры. В том числе и скупая тираж, чтобы минимизировать его поступление в широкую публику.

Автор же книги, сделав свое дело, говорят, тихо убыл из города. И правильно сделал: не попасть бы теперь и ему самому в передел...