Владимир Николаев: Правительство обязано вернуть приморским рыбакам все квоты

Первый месяц года традиционно считается у рыбаков горячей порой. Но если раньше это было связано с зимней путиной, то в последнее время к ней добавилась новая проблема - неопределенность с распределением квот на вылов рыбопродукции. Однако то, что случилось в нынешнем году, вышло за рамки обычной январской неразберихи.

31 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1302 от 31 янв. 2003

Первый месяц года традиционно считается у рыбаков горячей порой. Но если раньше это было связано

с зимней путиной, то в последнее время к ней добавилась новая проблема - неопределенность с распределением квот на вылов рыбопродукции. Однако то, что случилось в нынешнем году, вышло за рамки обычной январской неразберихи.

Напомню, 31 декабря в правительстве России было издано распоряжение, согласно которому Приморский край лишался 30 проц. промышленных квот на вылов рыбопродукции. Данное решение до глубины души возмутило приморских рыбаков

– в крае прошли митинги протеста против экономически необоснованного распоряжения кабинета министров. Итогом многодневных переговоров представителей краевой власти в Москве стало решение вернуть 42 процента квот, оставленных правительством в качестве своего резерва. Можно было, конечно, сказать “спасибо” столичным чиновникам за то, что откликнулись на просьбы приморцев, но делать этого не хочется. Отношение, которое в последние годы демонстрирует государство к рыбной промышленности, лично у меня не вызывает ничего, кроме недоумения.

Практически все десять с лишним лет с начала проведения реформ лишь одно если не посодействовало развитию отрасли, то, во всяком случае, не сильно навредило

– либерализация этой сферы бизнеса.

Но государство, отказавшись от прямого регулирования рыбной промышленностью, не позаботилось о создании рыночных условий для ее развития. Отрасль испытывала острый дефицит средств. Нет, речь не шла о госдотациях

– не в характере рыбаков сидеть на шее государства. Мы требовали только создания системы кредитования предприятий с обязательным возвращением заемных средств, однако таких финансовых механизмов так и не возникло. Сегодня мы пожинаем печальные плоды такого отношения. Спад производства (в прошлом году он составил по стране 10,8 процента), брошенные и размороженные рыбацкие суда по всему побережью Дальнего Востока, колоссальные налоговые потери давно стали реальностью.

Что делает в такой ситуации рачительная власть, обеспокоенная упадком в одной из отраслей экономики? Разрабатывает меры, направленные на вывод промышленности из кризиса. Однако у нас, напротив, придумали новую напасть

– аукционную систему распределения квот. Инициаторы ее внедрения заявляли и продолжают заявлять, что делается это временно – мол, пополнят истощившуюся государственную казну и вернут все на круги своя. Но, видимо, правильно говорят в народе, что нет ничего более постоянного, чем “временное”. Под разговоры о сиюминутной необходимости и критические выступления рыбаков на аукционы передаются все новые и новые объемы общедопустимого улова. В 2003 году через молоток аукционера планируют пропустить 48 процентов общедопустимого улова минтая, 64 процента трески, 44 процента камбалы, 28 процентов терпуга, почти весь ОДУ краба.

Однако то, что было сделано в канун нынешнего года по отношению к приморским рыбакам,

– это, как говорят в спортивном единоборстве, удар ниже пояса. Уменьшив при распределении промышленных квот долю Приморского края на 30 процентов, правительство сделало откровенно неразумный шаг, последствия которого могли обернуться региональной экономической катастрофой. Ведь сегодня в рыбной отрасли заняты десятки тысяч человек. Еще столько же – в смежных отраслях, которые зависят от рыбной промышленности, - в судоремонте, “пищевке”, судостроении. Далее налоговые отчисления от рыболовецких компаний идут в бюджет, а оттуда - на зарплату учителям и врачам, на выплату пенсий. Так неужели правительству выгодно иметь здесь, в форпосте России на Тихом океане, только пенсионеров да безработных? Ведь приморцы – грамотные, трудолюбивые люди, готовые самостоятельно зарабатывать деньги для своих семей, отчисляя при этом налоги государству. Поэтому я прекрасно понимаю и полностью поддерживаю людей, которые вышли на митинги протеста, выступая против явного ущемления интересов Приморья.

Конечно же,

“рыбные реформы” проводятся под вполне благовидными предлогами. Например, недавнее решение правительства объяснялось в его официальном органе – “Российской газете” тем, что утвержденные незадолго до нового года объемы квот “не обеспечены ресурсами и возможностями края”. Грубо говоря, приписанный к приморским портам флот якобы не сможет освоить выделенные ему разрешения на вылов рыбопродукции. Возможно, в подобные сказки верят в Москве, но не в Приморье, где прекрасно знают, что многие рыбацкие суда, напротив, простаивают только из-за того, что им этих самых квот катастрофически не хватает.

Или недавние заявления полномочного представителя президента РФ в ДВФО Константина Борисовича Пуликовского, который назвал решение о снижении промышленных квот для Приморского края справедливым, поскольку

“80 процентов судов Приморского края находится в чартере у иностранцев и с рубля реализованной продукции выплачивают налоги в размере 3-4 копеек”.

Да, бербоут-чартер практикуется в рыбацкой отрасли, и компании, работающие по такой схеме, действительно дают в бюджет

“по три копейки”. Но нельзя же равнять под одну гребенку всех рыбаков! В Приморье немало рыбацких предприятий, которые обеспечивают высокие поступления в бюджет, платят высокую заработную плату своим работникам, содержат социальную сферу. Если у правительства больше не осталось способов наведения порядка в отрасли (в чем я лично сомневаюсь) кроме как лишать ее промышленных квот, то зачем заодно наказывать предприятия, стабильно выполняющие свои социальные задачи?

Как ни грустно это сознавать, но данное решение правительства - звенья одной цепи

– политики целенаправленного обескровливания рыбной отрасли и всей экономики региона. Но ради чего?

Можно сколько угодно придумывать объяснений аукционной системе и перераспределению квот в ущерб Приморью, но итог от таких объяснений не изменится

– промышленность, бывшая гордостью всего Дальнего Востока, приходит в упадок. Как депутат законодательного собрания края и представитель одной из приморских рыбодобывающих компаний, считаю: наши рыбаки должны добиться возврата всех положенных им квот и отмены аукционов. Заменой им может стать фиксированная плата за каждую тонну выловленной рыбопродукции – такой подход одновременно решит вопрос наполняемости бюджета и возможности развития компаний отрасли. А при распределении промышленных квот среди приморских предприятий необходимо учитывать пользу, которую они приносят своему городу или поселку, Приморскому краю, стране в целом. Золотым правилом для регионального рыбохозяйственного совета должен стать постулат “Кто больше платит налогов в бюджет и зарплаты сотрудникам с каждой выловленной тонны рыбопродукции, тот и квот должен получать больше”.

Но, по большому счету, необходимо в целом изменить отношение государства к рыбной промышленности. Она должна рассматриваться не как источник для экстренных решений бюджетных проблем, а как перспективная отрасль, от которой зависит продовольственная безопасность страны, сфера, дающая работу тысячам и тысячам граждан России. Только в этом случае мы сможем обрести утраченные позиции в экономике нашего государства. А правительство

– еще и вернуть себе доверие рыбаков и членов их семей.