Ледник имени Ватутина

Улицей Высоковольтную назвать можно лишь условно: так, переулочек, тупичок, один из многочисленных осколков частного сектора, все еще в изобилии раскиданного по склонам сопок Владивостока. Сверху над ней по напряженнейшей автотрассе за сутки проносится не одна сотня автомобилей, сбрасывающая на сохранившиеся огородики и крыши покосившихся избушек тяжелые металлы выхлопов. Выше угрожающе нависают “девяти-десятипалубные крейсера” улицы Ватутина, а еще выше протянулась знаменитая Нейбута.

29 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1300 от 29 янв. 2003

Улицей Высоковольтную назвать можно лишь условно: так, переулочек, тупичок, один из многочисленных осколков частного сектора, все еще в изобилии раскиданного по склонам сопок Владивостока. Сверху над ней  по напряженнейшей автотрассе за сутки проносится не одна сотня автомобилей, сбрасывающая на сохранившиеся огородики и крыши покосившихся избушек тяжелые металлы выхлопов. Выше угрожающе нависают “девяти-десятипалубные крейсера” улицы Ватутина, а еще выше протянулась знаменитая Нейбута.

Еще лет десять назад жители Высоковольтной надеялись, что их подворья, как и соседних улиц, снесут и они въедут в новые квартиры. И для них это было бы наилучшим выходом, поскольку жить “в тени” мегаполиса несладко. Однако время  умерило  их, в общем-то, не лишенные здравого смысла планы по строительству спальных районов развивающегося города.

Здесь, на Высоковольтной, и летом-то хоть огромный зонт натягивай от осыпающихся твердых частиц городского смога. А этой зимой добавилась еще одна беда: откуда-то “поперла” вода, и очень быстро ледник закрыл своим панцирем проезжую часть, а его “языки” медленно, но неотвратимо продавливают все заборы, ворота и  заполняют огородики. Каток получился отменный, да только жителям радости не добавил.

82-летний Иван Ульянович Смелик, проживающий в одном из частных домов со своей супругой Екатериной Антоновной, подозревает, что где-то под землей прорвало водовод, идущий на Нейбута, и теперь вода выходит наружу. Морячок Володя, только что вернувшийся из Индии и с упорством двигающегося ледокола кайливший наледь, высказал другое предположение. Это обычный  поджим грунтовых вод, каковых во Владивостоке множество. Тем более что на этой улице практически в каждом подворье в благословенное время был колодец. Сейчас их засыпали, но вода-то никуда не делась.

Еще одно обстоятельство говорит в пользу грунтовых вод: лед, покрывший улицу, прозрачен как слеза младенца. В трубах такой воды просто по определению быть не может, а вот в колодцах, рассказывают старожилы, именно такой она и была. Сейчас на улице остался лишь один колодец, к которому и вынуждены ежедневно скользить местные жители.

Бесспорно, сию минуту с поджимом сделать ничего нельзя, но в перспективе, безусловно, нужно грамотное инженерное решение. И дело не только в Высоковольтной. Таких ледников, образованных грунтовыми водами, во Владивостоке множество. Эта совершенно неуправляемая сила сдвигает подпорные стенки, крушит гаражи, ее языки выходят на дороги и тротуары, поднимая процент  дорожно-транспортных происшествий. Словом, это одно из городских неудобств, до которого никак не дойдут руки специалистов.

Пока же они думают, Володя-морячок с Высоковольтной, пытаясь спасти подворье,  каждый день выходит на ледник  с пешней. К утру следующего дня, однако, все пробитые им бороздки опять оказываются затянутыми льдом…...