Сами управимся?

О том, что в пригороде Владивостока когда-то «жил и работал» завод, производящий фанеру и попутно прочую продукцию из древесины, помнят разве что местные старожилы. Собственно, он и дал название выросшему рядом с ним поселку – Фанзавод. Не слишком поэтичное, оно тем не менее верно отражало сущность поселения: все в нем было так или иначе завязано на крупное предприятие, которое не только давало работу местным жителям, но и поддерживало в поселке солидную инфраструктуру.

28 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1299 от 28 янв. 2003

О том, что в пригороде Владивостока когда-то «жил и работал» завод, производящий фанеру и попутно прочую продукцию из древесины, помнят разве что местные старожилы. Собственно, он и дал название выросшему рядом с ним поселку – Фанзавод. Не слишком поэтичное, оно тем не менее верно отражало сущность поселения: все в нем было так или иначе завязано на крупное предприятие, которое не только давало работу местным жителям, но и поддерживало в поселке солидную инфраструктуру.

Но уже много лет, как завод, ориентировавшийся, кстати, на импорт продукции, обанкротился. В полуразрушенных цехах кое-где обитают арендаторы, но былым величием, равно как и фанерой, здесь не пахнет.

Приехать на Фанзавод нас попросили жители поселка. Просьба заинтересовала главным образом своей конструктивностью: люди не просто жаловались на житье-бытье, но и рассказали, что пытаются сами решать проблемы и даже хотят создать для этого свой орган местного самоуправления.

КРОЛИКИ В КЛУБЕ И ДОМ-ФАНТОМ

Ситуация в поселке как две капли воды похожа на тысячи таких же. «Градообразующее» предприятие приватизируется, затем быстро банкротится, после чего немедленно избавляется от «ненужной» собственности в виде домов, детских садов, клубов. Именно так произошло с фанзаводом и одноименным поселком. С некоторых пор в клубе разводят кроликов и содержат теплый бокс для автомобилей, в бане устроили коптильный цех, пионерский лагерь разобрали по дощечкам, такая же судьба постигла детский сад. Во втором саду поселился Свято-Евсевиевский храм.

Понятно, что потеря бани больно ударила по поселку, где половина людей живет либо в бараках, либо в частном секторе. Не сладко и тем, кто живет в многоэтажках: два котла из котельной исчезли еще в период приватизации, а оставшийся, старый, модели 63-го года не в состоянии нормально отапливать квартиры.

Плохо без своего детского сада: теперь малышей приходится возить либо на Угольную, либо на Санаторную (насколько «регулярно» ходит в пригороде транспорт, объяснять никому не нужно). Добавьте к этим проблемам отсутствие уличного освещения, разбитые дороги и страшные бараки – это и будет примерная картинка поселка Фанзавод.

Кстати, о бараках: корреспондентам «В» удалось обнаружить странное строение по адресу: Успенского, 106/3, которое есть, но его как бы нет. По крайней мере, в плане города оно давно не существует - в этом месте на бумаге «красуется» добротный двухэтажный детский сад на 180 мест. В реальности же на берегу речки прямо на земле, без фундамента стоит убогий барак. От проходящей рядом теплотрассы к нему, опять же по голой земле, протянут тонкий рукавчик горячей трубы, по которой в помещения поступает тепло. Местами эта труба бережно прикрыта старыми ковриками и рваными одеялками, местами заботливо присыпана мусором – для теплоизоляции. В не существующий на бумаге дом даже не приходят квитанции за тепло и электричество.

Удивительно, но даже на этом убогом жилье кто-то пытается наживаться: выяснилось, что встреченные здесь нами девушки комнаты снимают.

ЛЮДИ БЕЗ ОРГАНА

Первую попытку создать свой орган местного самоуправления наиболее активные жители поселка предприняли год назад.

- Теоретически наш поселок всегда был пригородом Владивостока и управлялся администрацией Советского района, - рассказывает Нэля Мажарова, глава инициативной группы по созданию «поссовета». Это слово она употребляет вместо громоздкого официального сочетания «субъект территориального общественного самоуправления (ТОС)». – Реально всем хозяйством занимался фанерный завод. Поселковый совет нам нужен как раз для того, чтобы его заменить, поскольку город о нас часто забывает.

Случаев «забывчивости» городских властей накопился целый список. К примеру, направляли жители поселка письмо с просьбой восстановить уличное освещение. Надо отдать должное, МУП «Горсвет» отреагировал, но только наполовину: столбы были установлены от станции Океанская до железнодорожного переезда, хотя поселок начинается за ним. Ремонт потерявшей после серии тайфунов и наводнений весь асфальт дороги запланировали только на 2003-й.

Наводнения тут вспоминают особо: когда тонул весь пригород, не был исключением и Фанзавод. Но ни БТРов, ни спасателей с лодками здесь не было, хотя потоки воды доходили взрослому человеку до груди. Частный сектор плавал так, что у некоторых домов вымывались блоки и камни из фундамента. Тогда Нэля Мажарова позвонила в городскую диспетчерскую службу, но ей ничем не помогли, лишь посоветовали сходить (!) в район Спутника, где в тот момент работала техника, и попросить свободную единицу. Тогда ей и пришла в голову идея создать субъект ТОС, тем более что опыт есть – поселковый совет работает у соседей на Угольной.

- Рассуждаю я так: раз мы здесь являемся жителями Владивостока, значит, при составлении бюджета должны учитываться и наши интересы. Другое дело, что по разным причинам администрация о нас забывает. Когда же Фанзавод станет не просто самоназванием здешнего «хутора», а субъектом  муниципального права, нам будет проще привлечь внимание к решению скопившихся в поселке проблем и добиваться конкретных действий власти.

Что ж, логика у Нэли Александровны железная. А кроме этого жители Фанзавода уже не раз доказали, что хотят и могут многое сделать для своего поселка. Однажды они отстояли двор, не позволив коммерсантам выстроить там автостоянку и контейнерный рынок. Потом на отвоеванном месте сами построили прекрасную детскую площадку, высадили цветы и деревья. Когда-то пытались помешать демонтировать фонарные столбы вдоль дороги, правда, не получилось: рабочие слукавили, будто убирают старые с тем, чтобы ставить новые. Равнодушных здесь почти нет. Разве что обитателям самых уж старых бараков все равно – они давно погрязли в кучах мусора, насыпанных прямо под окнами.

Процесс организации поссовета (ТОС) идет трудно. Город согласился оказать только методическую помощь и предложил вариант устава субъекта ТОС. Нэле Мажаровой сотоварищи нужно собрать пакет документов и зарегистрироваться. Как работать дальше – четких представлений нет. Зато есть желание изменить к лучшему жизнь в поселке.

Практика показывает, что ТОСы и КОСы (комитеты общественного самоуправления) работают эффективно в тех российских городах, где они являются структурами местной власти. ТОСам и КОСам даются некие поручения, они их выполняют, но все это происходит в рамках инициативы сверху.

На Фанзаводе совершенно другая ситуация: люди по собственному почину, «снизу» решили воспользоваться конституционным правом на участие в местном самоуправлении. Будет ли это некая организация со штатным расписанием и людьми «на окладах», работающими по заданию администрации Владивостока, или добровольный союз жителей поселка, творчески подходящих к решению собственных проблем,  покажет время.