Суровый фарватер

По решению президента России Владимира Путина правительство в начале года приступило к подготовке пакета документов нового законопроекта, напрямую касающегося Приморья и многих его жителей. Речь идет о введении нулевой ставки НДС на экспорт транспортной продукции.

28 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1299 от 28 янв. 2003

По решению президента России Владимира Путина правительство в начале года приступило к подготовке пакета документов нового законопроекта, напрямую касающегося Приморья и многих его жителей. Речь идет о введении нулевой ставки НДС на экспорт транспортной продукции.

Из-за этого сбора страдают все отечественные судоходные перевозчики, многие вынуждены уводить свои теплоходы под «чужие» флаги. Дальневосточное морское пароходство – единственная в России морская судоходная компания, весь флот которой работает под национальным флагом. Поэтому не случайно именно новый генеральный директор ДВМП Евгений Амбросов пытается добиться изменений в российском законодательстве. В ходе проведенных в Москве встреч ему удалось убедить членов правительства в том, что торговому судоходству в нынешних условиях не выжить.

- Наша задача - добиться реализации на практике права российских судовладельцев на нулевую ставку НДС на экспорт транспортной продукции. Это право продекларировано государством, закреплено в Налоговом кодексе. Но судоходные компании не могут им воспользоваться. Во время недавних встреч с министром по налогам и сборам Геннадием Букаевым и его первым заместителем Владимиром Гусевым удалось с помощью фактов и цифр доказать наличие тенденций, угрожающих самому существованию российского торгового флота.

Проблема находится на поверхности: НДС мы платим в любом случае, а после предоставления в течение 180 суток соответствующих документов деньги должны возвращаться. При этом в списке документов, которые мы обязаны предъявить налоговой инспекции для возврата НДС, значится грузовая таможенная декларация (ГТД). Налоговые власти требуют оригинал ГТД или его заверенную копию. А таможенники, в распоряжении которых находится этот документ, совершенно обоснованно объясняют, что мы не вправе даже знать его содержание, не говоря уже о том, чтобы иметь копию. При этом ссылаются на Таможенный кодекс. Налицо нестыковка законодательных налоговых и таможенных норм.

Такая сложная ситуация длится с 2001 года. Невозвращенного НДС пароходством «накоплено» 13,5 миллиона долларов. В судах разных инстанций находятся 10 наших исков к налоговой инспекции.

Очевидно, что данная практика противоречит политике государства на усиление позиций российского флота на мировом транспортном рынке. Невозможность возврата НДС приводит к потере российскими перевозчиками конкурентоспособности на открытом международном рынке. Более того, как это ни странно, наше законодательство сейчас способствует повышению конкурентоспособности иностранного флота даже на российском рынке экспортно-импортных перевозок. Это, согласитесь, выглядит довольно парадоксально, если не сказать больше.

Я уже не говорю о том, что даже при условии возврата НДС изъятие этих сумм из оборотного капитала компании приводит к безусловному снижению ликвидности, вынуждает российских судовладельцев восстанавливать ликвидность за счет заемных средств. Соответственно, обслуживание этих займов ведет к необоснованным затратам и снижению инвестиционной привлекательности компании, невозможности обновления флота.

 Еще 26 декабря 2002 года мы обсуждали данный вопрос на встрече с министром экономического развития и торговли РФ Германом Грефом и тот также поддержал нашу позицию. А буквально следом президент страны Владимир Путин дал поручение председателю правительства Михаилу Касьянову выработать предложения по изменению законодательства для внесения их на рассмотрение Государственной думы РФ. Речь идет о законодательном подтверждении права на возврат НДС морским перевозчикам и упрощении процедуры.

Мы продолжаем бороться за сохранение ДВМП как российского налогоплательщика и повышение эффективности нашей деятельности с использованием всего спектра имеющихся у нас возможностей.

И я, и депутаты Государственной думы – все мы хотим, чтобы такие предприятия, как ДВМП, оставались крупными российскими налогоплательщиками.