Паруса Крузенштерна шумят над моей головой

На вопросы «В» отвечает капитан «Надежды» Владимир ВАСИЛЕНКО:

28 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1299 от 28 янв. 2003

На вопросы «В» отвечает капитан «Надежды» Владимир ВАСИЛЕНКО:

- Где сложнее, на паруснике или каком-нибудь современном судне?

- Нет, скорее всего не сложнее, а по-особенному. Мне довелось послужить и там и там, и вот какая разница – команду парусника всегда благодарят за проделанную работу. Нигде, ни на каком другом корабле матросов не благодарят за швартовку, покраску или выгрузку судна. Это особенность парусных судов. Здесь в любое время дня и ночи, в любую погоду, при любых обстоятельствах людей могут вызвать и приказать подняться на мачту, чтобы поднять или убрать паруса.

- Во Владивостоке два парусных судна - «Надежда» и «Паллада», есть ли между ними какая-нибудь конкуренция?

-  Конечно,  но абсолютно здоровая.  Мы друзья-соперники. Проявляется конкуренция, к примеру, на соревнованиях, ведь там обязательно должны быть победитель и побежденный. В прошлую гонку, когда мы ходили в Австралию, победила «Паллада». Мне кажется, без этого нельзя, ведь здоровое соперничество идет только на пользу. Оно не дает застаиваться, заставляет прилагать больше усилий, чтобы оказаться в чем-то лучше. Я бы не стал выделять то или другое судно, они оба хороши.

Единственный минус обоих кораблей в том, что они находятся в тени в своем собственном городе. Например, в Санкт-Петербурге парусник стоит в самом центре города, его видно со всех сторон, и он является своеобразным украшением города.  У нас же  ни «Паллада», ни тем более «Надежда» никогда не стоят на самых лучших местах во Владивостоке. Власти относятся к этому на удивление  апатично.

- Сколько может прожить парусник?

- Срок жизни парусного судна, как и любого другого, зависит от эксплуатации и содержания. Но вообще он очень большой, можно даже сказать - неограниченный. Все парусники штучной выделки, они очень дорого обходятся как в изготовлении, так и в эксплуатации. Сегодня в мире не так много мастеров, которые могут строить парусные корабли.

В США есть корабли, которые прожили гораздо больше, чем сто лет. Например, парусник  «Конститьюшен», которому перевалило за три сотни лет. У нас же есть «Крузенштерн», возраст которого почти 80 лет.      

Кстати, ничего нового в строительстве подобных судов придумать уже нельзя.  Сейчас новое появляется только в материале парусов, да еще круизные суда снабжаются специальными механизмами, которые автоматически убирают прямые паруса. Наши парусники - учебные парусные корабли, и здесь  механизация полностью исключается.

- Кругосветка – это проверка и личностных качеств экипажа, и самого корабля… 

- Здесь идет испытание людей, проверка их готовности. Ведь одно дело - ходить поблизости от порта и ремонтных баз, и совсем другое - выйти в открытый океан.

- Человек, который ходит под парусами, наверное, романтик? Вы романтик, Владимир Николаевич?

- Наверное, скорее всего да,  если до сих пор еще хожу под парусами.