Право на доброе имя

В номере за 31 декабря мы процитировали публикацию газеты «Известия» об убийстве ректора Дальрыбвтуза Евгения Краснова. Сегодня мы публикуем заявление Евгения Наздратенко, сделанное специально для «В».

14 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1291 от 14 янв. 2003

В номере за 31 декабря мы процитировали публикацию газеты «Известия» об убийстве ректора Дальрыбвтуза Евгения Краснова. Сегодня мы публикуем заявление Евгения Наздратенко, сделанное специально для «В».

- В истории новой России расчетливое убийство ректора – второе.  Первое было в 1991-м в Грозном. Но тогда в Чечне пришел к власти бандитский режим Дудаева. Вряд ли ему нужен был просвещенный ректор. На войне, как известно, доминируют пушки. И вот теперь Приморье. При этом жителям упорно насаждается мысль о том, что идет отстрел «команды Наздратенко». С легкой руки таких, как «Известия», в эту команду уже попали директор порта Бочков, директор «Звезды» Маслаков, предприниматели Сединко и Алексеенков и т.д. Тем самым косвенно оправдывается убийство Евгения Краснова, который действительно был вице-губернатором  в администрации Приморья.

Под моим началом в Приморье работали разные люди -  и Кузов, и Кузич, и Чепик, и Краснов, и Липатов, и  Дубинин. Все они были профессионалами. Не все сочетали  высокие человеческие качества. Но ведь моя задача была собрать команду профессионалов, а не людей, состоящих друг с другом в приятельских  отношениях.

И Евгений Краснов в этом смысле был одним из тех, кто сочетал профессионализм организатора и высокие человеческие качества. Какой-то анонимный источник из бывшего департамента образования жаловался журналисту  на непрофессионализм Евгения Краснова. Не по-христиански это! О покойном, тем более зверски убитом, говорят либо хорошо, либо, в крайнем случае, промолчат.  А в этой  публикации, которая появилась  еще до гражданской панихиды,  содержатся  такие определения, которые даже и клеветой мягко назвать.

Долгие годы Евгений Краснов приводил народное образование Приморья к тому, что оно стало одним из лучших  во всей России. По определению министерства образования – Приморье в тройке лучших субъектов Федерации. Это касается  среднего образования,  новаций, которые были привнесены в высшую школу. Поддержка золотой молодежи в Приморье. Это ведь не только было моей, губернаторской программой. Ее проводниками были люди, подобные Евгению Краснову. Мы всегда гордились дефицитными бюджетами в народном образовании. Настойчиво пробивали новые программы и новые трансферты под это  в Москве. Теперь чиновники гордятся профицитами. Ладно бы в промышленной сфере. В социалке. Неужели все проблемы этой сферы решены? Думаю,  на фоне информации о закрытии 62 общеобразовательных учреждений эти победы больше выглядят безумием. 

Я могу квалифицированно судить о работе Краснова и в качестве ректора крупнейшего рыбохозяйственного вуза России. Может быть, непрофессионализмом назвать его стремление навести порядок в собственности учебного заведения, которую практически безвозмездно эксплуатировали сомнительные коммерческие структуры? Полторы тысячи квадратных метров спортивного сооружения Дальрыбвтуза приносили 19 тысяч рублей арендной платы в год. Аналогичные площади в пригороде Владивостока дают минимум 2,5 миллиона! Кстати сказать, Госкомрыболовства не только здесь, но и в других  вузах России, где готовят кадры для отрасли,  в последнее время решительно наводит порядок. В Санкт-Петербурге и в Астрахани, и в Мурманске мы инициировали смену ректоров в интересах дела. В ответ на эти перемены во Владивостоке раздались подлые выстрелы.

Думаю, что нелишне напомнить анониму,  давшему интервью  «Известиям»,  что Евгений Краснов был не только организатором образования, но и настоящим ученым. Свою кандидатскую он защищал не по опереточной, а по реальной теме в техническом университете. Это теперь чиновнику высокого краевого ранга возможно купить или «попросить» диплом о высшем образовании. И не на пути ли такой «перспективы» развития образования  встал Евгений Краснов?

Я не разделяю принципов управления новой губернаторской команды, но заявляю вам, господа из «Известий», что никогда не давал интервью вашей газете по поводу случившегося и вообще никаких интервью.  Никогда не обвинял напрямую кого бы то ни было в интервью этому изданию, просто потому, что я его вам не давал, особенно если учесть то, что сейчас вы являетесь ответчиками по искам Госкомрыболовства в судах. Но я могу сказать, что власть ответственна за все, что происходит на ее территории. Сейчас  власть молчит, а руководство краевого УВД стыдливо прячет случай убийства ректора вместе с бытовыми преступлениями и правонарушениями бомжей. Общество ведь вправе спросить власть, включая главного федерального инспектора Сергея Шерстюка: кто и как ведет следствия по десяткам громких заказных убийств, кто понес наказание? Не потому ли так дерзко ведут себя исполнители убийства Леонида Бочкова, чувствуя молчаливость власти и силовых структур?  И это куда больше беспокоит общество, чем расследование, кто и как повесил три растяжки в поддержку президента Путина в почти миллионном Владивостоке. Да и какое здесь нужно расследование, если президент пользуется реальным доверием  большинства. Или в этом сомневаются господа, чьим долгом по-прежнему является сохранение стабильности и спокойствия в Приморье?

Подлый и безнаказанный выстрел оборвал жизнь человека, ректора, отца... Горько и больно, что к этому выстрелу добавился еще один - газетный. Неужели   заказчик, остающийся пока тайным и анонимным, на выстрел и статью – один?