Кто на серенького?

Между лихорадкой и сибирской язвой - всего лишь один укус крысы. Он-то и может стать роковым для человека. Конечно, защищаться можно по-разному: ставить капканы, разводить кошек. Однако в густонаселенных городах, как Владивосток, это работать не будет. Грызунов много, и на всех капканов вряд ли хватит. И вот уже 80 лет борются с “хвостатой чумой” дератизаторы.

25 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1285 от 25 дек. 2002

Между лихорадкой и сибирской язвой  - всего лишь один укус крысы.
Он-то и может стать роковым для человека. Конечно, защищаться можно по-разному: ставить капканы, разводить кошек. Однако в густонаселенных городах, как Владивосток, это работать не будет. Грызунов много, и на всех капканов вряд ли хватит. И вот уже 80 лет борются с “хвостатой чумой”  дератизаторы.

За это время наработаны опыт, методы, схемы. И прежде чем приступить к уничтожению крысы, дератизатор исследует объект. Здесь в ход идут опросы на наличие дыр, нор. Устанавливаются следовые площадки – коробки, присыпанные тальком, мукой, - где грызун оставляет свои отпечатки.

Сделав приблизительные подсчеты, приступают к изготовлению приманки. Здесь главное – помнить, что в руках у тебя не стиральный порошок, а яд. Последний может вызвать аллергию, зуд, пищевые отравления, астму. И тогда даже молоко за вредность не поможет. Поэтому во время приготовления приманки дератизатор, словно хирург на операции, надевает х/б халат, косынку, резиновые перчатки и респиратор.

Чаще всего “крысиная бомба” – это смесь круп, растительного масла и яда. На одного грызуна приходится 20 граммов, или две таблетки зоокумарина или рантиндана.

Теперь, когда  дератизатор во всеоружии, наступает время  последнего ужина. Осталось накрыть на стол – разложить ядовитые зерна. Если работать приходится в подвалах, то  ужин могут испортить  бомжи и наркоманы. Поэтому в подобные места стараются посылать  по 3-4 специалиста и слесаря в придачу.   Так безопасней.

Травить крыс принято  ежемесячно, особенно в школах, детсадах и пищевых объектах. Два раза в год проводят сплошную дератизацию по городу: в парках, на кладбищах. Но в силу того, что заморить грызуна стоит недешево, делается это гораздо реже.  Больше всего работы приходится в период миграции  крыс  из холодных мест в более теплые – осенью и весной. Зимой самые стойкие  кучкуются в домах и разносят опасные вирусы. Если не заделывать норы, дыры в помещениях, не следить за гигиеной домов, то можно пострадать от серой крысы или домовой мыши. Черные судовые крысы в городе встречаются реже.

Периодически после дератизации часть грызунов исследуют на вирусы в противочумной лаборатории, а остальных сжигают в специально предусмотренных для этого местах. Во Владивостоке за последнее ответственна  гордезостанция.

Сегодня популяция грызунов в городе после сплошной дератизации, проведенной в октябре, невелика.  А вот число предприятий, уничтожающих “серую” заразу, растет в геометрической прогрессии. И уже можно говорить не об отдельных антикрысиных элементах, а о целой системе, включающей в себя два лагеря. Государственный сектор - три станции в Уссурийске, Находке, Владивостоке.

Коммерческий сектор сегодня  - 10 фирм по всему краю. Как сообщили в краевой санитарно-эпидемиологической станции, вскоре будут открыты еще несколько частных предприятий-дератизаторов. Именно краевой центр санэпиднадзора и контролирует развитие “крысиного” бизнеса в Приморье. Здесь выдаются   все необходимые документы на ведение дел, проводится обучение. Две недели - и ты дератизатор, в среднем получающий 2000 рублей в месяц, молоко и увеличенный отпуск за вредность.