Новый квотный порядок

Клуб региональной журналистики «Из первых уст», который организует для местных СМИ телефонные интервью с федеральными чиновниками на актуальные проблемы края, провел очередную «Прямую линию» - на этот раз разговор шел об открытии очередного сезона по продаже квот на вылов рыбы. Об этой актуальной теме приморским журналистам рассказала руководитель департамента агропромышленного комплекса и продовольствия Министерства экономического развития РФ Елена Масленникова. Из беседы стало ясно, что «люди Германа Грефа», а заодно и правительство, ни за что не откажутся от аукционной формы регулирования рыбной промышленности, не модернизируют ее, а только укрепят.

25 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1285 от 25 дек. 2002

Клуб региональной журналистики «Из первых уст», который организует для местных СМИ телефонные интервью с федеральными чиновниками на актуальные проблемы края, провел очередную «Прямую линию» - на этот раз разговор шел об открытии очередного сезона по продаже квот на вылов рыбы. Об этой актуальной теме приморским журналистам рассказала руководитель департамента агропромышленного комплекса и продовольствия Министерства экономического развития РФ Елена Масленникова. Из беседы стало ясно, что «люди Германа Грефа», а заодно и правительство, ни за что не откажутся от аукционной формы регулирования рыбной промышленности, не модернизируют ее, а только укрепят.

«Рыба и другие водные ресурсы – федеральная собственность. А любая собственность имеет цену. Прежде чем вступить в законные права, система платных аукционов на биоресурсы проходила пятимесячную межведомственную «обкатку». Результат налицо: в 2002 году с помощью торгов нами собрано 15 миллиардов рублей, тогда как двумя годами ранее, при старой системе, Госкомитет по рыболовству продал так называемых коммерческих квот на сумму чуть более 3 млрд. рублей. Кстати, коммерческая схема с такими же количественными сборами действует в ГКР по сей день». Все логично, но будто бы обезличено. Рыбопромышленники до сих пор не могут «переварить» изощренную схему покупки еще не выловленной рыбы. А вот у министерства экономики, как можно было узнать на встрече, есть целый полк лояльных к аукционам рыбаков. Правда, этот список держится под грифом коммерческой тайны.

Сложные отношения Минэкономразвития с подведомственным ему Госкомитетом по рыболовству создают, пожалуй,  только иллюзию плюрализма мнений, но нисколько не возможность найти взаимоустраивающее промышленников и чиновников экономическое решение. Так, специалисты министерства не прислушались к ГКР – когда ведомство предлагало загрузить простаивающие рыбацкие суда не реализованными на аукционах этого года квотами на сельдь. «Комитетчики слишком поздно спохватились – за две недели до нового года такие дела не делаются. Сами понимаете, что каждое подобное решение требует длительных бумажных согласований», - небюрократически откровенно ответила журналистам Елена Масленникова. Проигнорировали «экономисты» и недавний Всероссийский съезд рыбаков, который организовали профсоюзы совместно с Госкомрыболовства. Министерство ограничило свое присутствие на проблемном форуме одним советником и посчитало, что на съезде не прозвучало «ни одного конкретного предложения по реформированию отрасли», что тоже вызывает, мягко говоря, недоумение.

По мнению г-жи Масленниковой, сегодня в рыбной промышленности многое зависит от порядка в регионах. Представители министерства экономики признают, что практически у всех приморских субъектов Федерации в связи со значительной переброской предприятиями средств на свободные рыбные аукционы наблюдается реальное снижение налоговых поступлений. В то же время Москва предлагает тому же официальному Владивостоку активнее контролировать экспортные операции, тщательнее отлавливать браконьеров и по возможности избавляться от перенасытившего рынок флота.

Сложилось впечатление, что сегодняшнее кредо Минэкономразвития - скупой рыночный расчет, советский, объективно социализированный подход к рыбной отрасли уже не в моде. Небольшой материальной компенсацией рыбацким регионам станет, пожалуй,  транш в 3 миллиарда рублей, направленный на возмещение ощутимых налоговых потерь.