Его называли миллионером

«История Владивостока стала для меня смыслом жизни», - сказал как-то Борис Августовский, известный краевед, коллекционер, восторженно влюбленный в город человек, который всегда предельно почтительно относился к истории и неумолимо требовал того же от других.

24 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1284 от 24 дек. 2002

«История Владивостока стала для меня смыслом жизни», - сказал как-то Борис Августовский, известный краевед, коллекционер, восторженно влюбленный в город человек, который всегда предельно почтительно относился к истории и неумолимо требовал того же от других.

Общество изучения Амурского края совместно с библиотекой им. Горького устроили памятный вечер в честь 100-летнего юбилея неутомимого краеведа.

К этому событию была издана книжка, их совместный проект, посвященная увлечению всей взрослой жизни Бориса Владимировича Августовского. Она открыла новую серию  - «Краеведы Приморья».

Августовского называли миллионером, имея в виду не только широту его коллекции и объем информации о старом Владивостоке, который умещался в голове краеведа. Учитывалась ценность его домашнего архива. Но никогда, ни при каких обстоятельствах  Борис Владимирович не приторговывал своей коллекцией. 

 Первые открытки с видами старого Владивостока он увидел в одной из лавок г. Дальнего (в 1941 году, вскоре после окончания киргизского фармацевтического техникума, молодой аптекарь Августовский был призван в армию, в 45-м с инфекционным госпиталем он дошел до Маньчжурии). С этого времени он навсегда «заболел» собирательством.

Приехав во Владивосток,  Августовский, несмотря на солидные должности (был директором фармацевтической фабрики, заведовал аптекой, работал в аптекоуправлении), все свободное время посвящал своему увлечению - поиску открыток. Его нередко видели на книжных развалах и на развалинах старых домов – везде он терпеливо и бережно подбирал новые экземпляры для своей коллекции.

В его квартирке на ул. Хабаровской было тесно от книг и альбомов, одна только коллекция  видов старого Владивостока содержала более 500 открыток. Многие из них, уникальные в своем роде, можно было увидеть на выставке, приуроченной к 100-летнему юбилею краеведа. Незадолго до смерти, в 1990 году, он завещал свой богатый архив Обществу изучения Амурского края.

Здесь помимо открыток хранятся сегодня сотни книг и журналов (в послевоенные годы на толкучках Владивостока продавалось много книжного добра), некоторые из них теперь считаются настоящими раритетами. Так, например, фотоальбом Н. П. Матвеева «В память основания Владивостока» (1910 г.), книги по истории русско-японской войны 1905 г., поэтический сборник Николая Асеева «Бомба», изданный во Владивостоке в 1921 году, с автографом автора. Сегодня это единственный экземпляр на весь Дальний Восток – дело в том, что как только книга появилась на свет, ее тут же конфисковали «очередные правители всея Руси».

Выйдя на пенсию, Борис Владимирович с головой ушел в краеведческую работу. Это было золотое время для исследователей истории: в середине 80-х открылись архивы. Он работал очень скрупулезно, выверяя каждый факт, с удовольствием встречался со школьниками, студентами, рабочими коллективами и с воодушевлением рассказывал им о прошлой жизни Владивостока. Казалось, седой краевед с пристальным взглядом из-за толстых стекол очков, в потертом костюме, с пухлым стареньким портфелем в руке знает историю каждой городской улицы, дома.

Сегодня вряд ли сыщешь второго такого верного рыцаря старого Владивостока. Увы, интерес к истории родного края, города в последнее время заметно поостыл. Тем более приятно было услышать на вечере памяти в честь Б. В. Августовского имена победителей конкурса, устроенного библиотекой им. Фадеева в канун 100-летнего юбилея краеведа. Ими стали Дарья Акименко, студентка медицинского колледжа, Николай Аверкин, пенсионер, Татьяна Садреева, ученица владивостокской средней школы № 78. Значит, жива память о краеведе. И не перевелись еще романтики, беззаветно влюбленные в старый Владивосток.