Невозвращенцы

SOS! Миграционная служба! Маленькие желтолицые продавцы становятся прыткими, как горные козлики. Сигать от прилавка к прилавку шустрых подданных Поднебесной заставляют грешки перед российским законом и аллергия на штрафы. Секунда, другая, и из десяти китайцев остаются двое. Один сует нам “правильные” документы и божится на ломаном русском, что торгует в пяти лавках одновременно. Другой - тоже плут порядочный – по принципу “Все мы для вас одинаковые” затевает игры с переодеванием. Кое-кто из пойманных беглецов хитро подмигивает и пытается нас подкупить. Находится чересчур настойчивый – тот бежит за машиной, размахивая сторублевками. “Довели, бандюки, мужика”, - вздыхают сердобольные прохожие.

19 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1282 от 19 дек. 2002

 SOS! Миграционная служба! Маленькие желтолицые продавцы становятся прыткими, как горные козлики. Сигать от прилавка к  прилавку шустрых подданных Поднебесной заставляют грешки перед российским законом и аллергия на штрафы. Секунда, другая, и из десяти китайцев остаются двое. Один сует нам “правильные” документы и божится на ломаном русском, что торгует в пяти лавках одновременно. Другой - тоже плут порядочный –  по принципу “Все мы для вас одинаковые” затевает игры с переодеванием. Кое-кто из пойманных беглецов хитро подмигивает и пытается нас подкупить. Находится чересчур настойчивый – тот бежит за машиной, размахивая сторублевками. “Довели, бандюки, мужика”, - вздыхают сердобольные прохожие.  

ПОВАР ТОРГУЕТ НОСКАМИ

Переводчики, повара, экскурсоводы, туристы - “невозвращенцы” из Китая и Вьетнама (вьетнамцы преобладают на рынках “Березка” и на Спортивной) приторговывают на владивостокских барахолках носками да тапочками. Северокорейские строители ремонтируют квартиры да офисы. Эти действия незаконны. Иностранец, как, впрочем, и россиянин, должен иметь подтверждение на право заниматься определенной трудовой деятельностью. В нем указываются не только имя, фамилия владельца, его специальность, но и территория, на которой он трудится. Другими словами, если в этой графе написано: “Владивосток”, гастарбайтер не имеет права работать в Находке или Артеме.  

- В краевом центре практически не осталось чужеземцев, работающих в одиночку, - говорит главный специалист управления по делам миграции УВД ПК Алексей Шестаков. - Непременно существует крупная компания или фирма, которая завозит в Приморье ограниченное число работников той или иной специальности и получает у нас подтверждения на каждого. Поэтому документ у большинства имеется, наша задача - проконтролировать, чтобы иностранец занимался своим делом. Нарушает китаец (представителей этой нации мы задерживаем чаще других)– составляем протокол, наш студент-переводчик Михаил Куделя просит его явиться в суд, где и выносится постановление. Обычно дело ограничивается штрафом в размере от 2 до 2,5 тысячи рублей. Но за неоднократные нарушения можно получить и выдворение из страны. (Ст.18.10, п.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.) Если на предпринимательстве попалось должностное лицо – платить ему от 40 до 50 минимальных зарплат и упаковывать изготовленную продукцию для конфискации.

НЕ ЧИНИ САПОГИ, КИТАЕЦ

- Не трогайте Вана, - кричит жительница одного из владивостокских домов. – Он отличный сапожник! – И грудью загораживает сгорбленного старика- китайца.

Еще бы! Ван – экземпляр редкий. В том, что переводятся на приморской земле подобные знатоки дамских туфелек, заслуга сотрудников миграционной службы.

Одно время солнцеликих сапожников в городе было много: и на остановках, и возле магазинов.

- Приезжали целыми династиями, одну семью знаю: восемь человек обувь ремонтировали, - рассказывает главный специалист управления по делам миграции УВД ПК Дмитрий Ревенко.- Но подтверждения на этот вид деятельности мы не даем уже больше года. Штраф же в 2 тысячи рублей для этих ребят - деньги немалые. Чтобы их заработать, им нужно неделю не разгибаться.

Должно быть, российские власти надеются: русский Ванька очнется и начнет открывать обувные мастерские. Возможно,  сапожников-китайцев заменят владивостокские инвалиды. Задумка хорошая. Но пока, теряя обувных специалистов из Поднебесной, мы чешем затылки: “Не остаться бы разутыми”.

Кроме сапожных дел мастеров, нет, пожалуй, во Владивостоке трудяг, чья деятельность считалась бы незаконной.  Уссурийские китайцы куда изобретательней. Те открывают мастерские по производству  автостекол и сборке настенных часов, пункты приема цветных металлов.        

ПОТЕРЯЛАСЬ ФИРМА

 Пока мы с Дмитрием и Алексеем ходили по рынкам, специалист все того же управления Татьяна Мартыненко с широкоплечим коллегой побывала в двух инвестиционных компаниях. В тех, где  используют иностранную рабочую силу. Попросим поделиться впечатлениями?

- Ситуация плачевная. Из двухсот зарегистрированных в организациях мигрантов-трудовиков установлено местонахождение тридцати пяти. По итогам проверки мы составим протокол и заключение, а затем пригласим руководителей этих компаний, чтобы напомнить им об их обязательствах. Ведь получить разрешение на официальный привоз иностранной рабочей силы,  помочь “контрактникам” найти рабочие места и решить жилищные проблемы недостаточно. Еще нужно точно знать, сколько рабочих болеет, сколько уехало на родину и сколько выполняет свои прямые обязанности. А этого пока нет. И мы должны постараться навести порядок в этом вопросе.

Хорошо бы, потому что в противном случае масса зарубежных гостей будут теряться на территории края и жить среди нас по своим законам.

- Исчезают целые организации, - продолжает Татьяна Сергеевна, - как-то мы решили навестить руководителей всех иностранных инвестиционных компаний Владивостока. Восемьдесят процентов российских контор по указанным юридическим адресам не обнаружили. Работодатели переехали, и об этом нам не сообщили. На такие офисы натыкаемся случайно: задерживаем нарушителя на рынке и просим отвести к начальству. Он приводит в пропавшую контору.

ЛУЧШЕ ПАСПОРТ НЕ ИМЕТЬ

 Эта проверка паспортов была совместной. В одном автобусе на Шамору ехали сотрудники управления по делам миграции и паспортно-визовой службы УВД ПК, а также ОМОН Владивостока.

- Докумэнты у хозяина, а его нэт. Дайте врэмя сообщить.

 Позвонить владельцу закусочной, а заодно и предупредить об опасности соседей бросились все трое армян-кулинаров.  Уже зайдя в автобус, один спросил другого:

- У тебя тоже регистрация просрочена?

- Ты им этого не скажи, дурак. Говори, что у хозяина. Проверить все равно не успеют. Прикинешься, что по-русски не понимаешь. Где они тебе переводчика найдут? Подержат три часа да отпустят.

И поймав мой любопытствующий взгляд, затараторил на родном языке.

Из семи задержанных пятеро вообще не имели паспортов, и только у двоих нашлись документы… с просроченной регистрацией. 

 По признанию одного из работников паспортно-визовой службы, толку от таких рейдов мало. Штраф от пяти до десяти минимальных размеров можно взыскать только с гражданина, не соблюдающего установленный порядок регистрации. Но чтобы это установить, нужен паспорт. Если же такового с собой не имеется, иностранца доставляют в дежурную часть по месту задержания, где имеют право держать только 3 часа. За это время не так уж легко установить личность неконтактного субъекта. Один отказывается говорить без адвоката, другой – якобы по-русски ни бельмеса - требует переводчика.

 Выход есть. Открыть, как в других городах, приемники для подобных лиц. Тогда беспаспортных резко поубавится.