Старая пластинка любит спирт

Владивостокскую квартирку Николая Паршина так и хочется назвать музеем пластинок. Их здесь около пяти тысяч. Черные виниловые диски хранятся в шкафах, на антресолях, огромном стеллаже - от потолка до пола. На самом почетном месте в зале - старенький проигрыватель.

29 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1274 от 29 нояб. 2002

Владивостокскую квартирку Николая Паршина так и хочется назвать музеем пластинок. Их здесь около пяти тысяч. Черные виниловые диски  хранятся  в шкафах,  на антресолях, огромном стеллаже - от потолка до пола. На самом почетном месте в зале -  старенький проигрыватель.

Много лет назад  молодым пареньком  Николай Паршин  увлекся эстрадным жанром. Он покупал открытки со знаменитыми артистами, ноты популярных песен  и конечно же - пластинки с любимой музыкой. Прошли годы,  Паршина давно  уважительно зовут  Николаем Николаевичем, но он по-прежнему остался верен своей первой юношеской любви - советской эстраде.

- Может так статься, что на  всем Дальнем Востоке у меня самая большая коллекция старых пластинок, - не без гордости замечает Николай Николаевич. -  Как заведу свой проигрыватель - сердце поет. Одна  беда - хорошую иголку по нынешним временам  трудно найти. Я знаю лишь один магазин во Владивостоке, торгующий этим редким сейчас товаром, но современные иглы  быстро затираются или ломаются. А некачественная игла может повредить пластинку. Приходится быть осмотрительным. Ведь у  меня есть пластинки, датированные первыми годами прошлого века. За ними ухаживаю с особой тщательностью, протираю их  спиртом.

Каждая пластинка из коллекции Николая Николаевича Паршина имеет свой порядковый номер и занесена в домашний компьютерный каталог.

 Впрочем, в "музейных  фондах" Паршина есть не только пластинки-ретро, но также не менее уникальные песенники, ноты и даже самодельная, авторская  "Энциклопедия отечественной эстрады". Это большая тетрадь, которая постоянно пополняется все новыми и новыми газетными и журнальными статьями, посвященными эстрадной музыке, рассказам о жизни и творчестве артистов, обзорам новых пластинкам.

- Я люблю перелистывать эти пожелтевшие от времени страницы, воскрешая в памяти давно забытые имена: Исаака Дунаевского, отца русской эстрады, Марии Мордасовой, самой задорной частушечницы. Охотно рассказываю о своей коллекции в музеях, школах, разумеется,  в музыкальном сопровождении. Делаю подборки песен о войне, о весне, о  Рождестве. Правда, для этого мне приходится переписывать песни на аудиокассету. Нередко это занимает 6-7 часов. Накладно по времени, но если людям это интересно: А с пластинками не больно-то попутешествуешь. Да и проигрыватель хороший не везде есть. 

Коллекция  Паршина  пополняется и по сей день - соседи, знакомые, зная его музыкальные пристрастия, несут в домашний музей Николая Николаевича редкие  грампластинки. 

- Самое ценное прибавление в моей коллекции случилось пять лет назад, -  вспоминает Паршин. - Соседи  сообщили, что недалеко от  дома  в мусорной куче свалена груда пластинок. Я перетаскивал их  неделю - даже табличку установил у мусорных ящиков с обращением,  чтобы не разломали и не попортили пластинки. Их там было около трех тысяч,  со всего света. И на всех стоял росчерк - Добровольский. Уже позже я узнал, что этот человек был страстным собирателем пластинок. Умер Добровольский, а коллекция его оказалась на свалке. Врагу не пожелаешь такой судьбы. Хорошо, что удалось спасти хоть какую-то ее часть.

Вот и у меня преемника нет. Какая доля будет уготована старым  пластинкам? Я готов передать свои музыкальные сокровища городу. Только желающих, увы, пока нет.