Малокровие

Пока я бесцельно наблюдала за тем, как скрупулезно складываются в коробку брикеты с желтой жидкостью и устрашающей надписью «плазма свежемороженая», вошел мужчина. Он направился в донорский отдел.

28 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1273 от 28 нояб. 2002

Пока я бесцельно наблюдала за тем, как скрупулезно складываются в коробку брикеты с желтой жидкостью и устрашающей надписью «плазма свежемороженая», вошел мужчина. Он направился в донорский отдел.

- Здрасте. Хочу кровь сдать - мне это...… льготы нужны на протезирование зубов.

- Льготы начисляются после сорока кровосдач. А так – 150 рублей.

Пролить родную кровь ради литра водки? Мучительная гримаса отразилась на лице потенциального донора...… И он все-таки не решился.

- Не хотят люди кровь сдавать?– интересуюсь у работницы в белом халате.

- Ой, не хотят, – сетует она, - а ведь условия для доноров только улучшаются с тех пор, как главным врачом у нас стал Анатолий Вакуленко. Наша станция по оснащению даже хабаровскую - центральную на Дальнем Востоке превосходит.

- Почему сдающих кровь все меньше? – поинтересовалась я у самого Анатолия Григорьевича.

- Одна из причин - рост частных предприятий и «вымирание» государственных, - рассказывает главный врач. – Частники нас не жалуют, поэтому делать заборы крови на рабочем месте стало проблематично, а на станцию пока кто-то придет. Кроме того, руководители этих предприятий отказываются давать своим сотрудникам положенные по закону два отгула. Еще больше потенциальных доноров отсеиваем мы сами по состоянию здоровья: после проверки на гепатит, сифилис, СПИД и не только. Человека обследуем тщательно в любом случае, и если у него, к примеру, низкий гемоглобин, он тоже не будет допущен к кровосдаче. Проверяем потенциального донора через кожвендиспансер и санэпиднадзор: стоит ли он на учете, был ли в контакте с больными? Чтобы все это выяснить, просим показать прописку. А вот бомжей выдает даже не ее отсутствие, а уже сам внешний вид, еще точнее - запах.

Несмотря на трудности последних лет, свою норму – шесть тонн крови в год – Владивостокская станция переливания крови выполняет. За день она принимает 20–30 доноров. Но для того чтобы иметь хороший запас, необходимо обслуживать не меньше 60 добровольцев. Заведующая донорским отделом Светлана Семенихина честно рассказала мне о том, что больше всего они боятся выходных, когда забора крови не происходит, и начала недели, когда кровь еще не готова для использования, а запас иссякает. Эта ситуация с каждым годом только усугубляется. А откуда донорам взяться, если безудержный рост заболеваний выбивает из их рядов самых стойких добровольцев? По сравнению с прошлым годом примерно в два раза взметнулся вверх гепатит, процентов на 30 – сифилис, и это только самые наглядные примеры.

Кровь обычно сдают люди нуждающиеся. Те, у кого все есть, в роли донора себя не мыслят. А мысли о том, что кровь нужна во спасение попавших в беду, просто не приходят. До тех пор, пока эта беда не накроет черным крылом кого-то из близких…...