Вуз – зеркало отрасли

Закон о рыбохозяйственной деятельности в Приморском крае принят раньше, чем федеральный закон о рыболовстве. Этот факт декан рыбохозяйственного факультета Дальрыбвтуза профессор кандидат технических наук Михаил Мизюркин отмечает как положительный. На его взгляд, закон включает в себя все необходимые разделы, регламентирующие работу отрасли в крае. Но, по мнению профессора, чтобы он заработал с полной отдачей, должно быть издано большое количество подзаконных актов с разъяснениями по каждой статье.

27 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1272 от 27 нояб. 2002

 Закон о рыбохозяйственной деятельности в Приморском крае принят раньше, чем федеральный закон о рыболовстве. Этот факт декан рыбохозяйственного факультета Дальрыбвтуза профессор кандидат технических наук Михаил Мизюркин отмечает как положительный. На его взгляд, закон включает в себя все необходимые разделы, регламентирующие работу отрасли в крае. Но, по мнению профессора, чтобы он заработал с полной отдачей, должно быть издано большое количество подзаконных актов с разъяснениями по каждой статье.

В целом документ заслуживает одобрительной оценки. Однако некоторые статьи вызывают у Михаила Алексеевича сомнение. Например, статья о распределении квот, которая дает  слишком общие формулировки.  Известно, что существующий порядок не устраивает большинство владельцев рыбоучастков и судов.  Поскольку квоты распределяются без учета  количества добывающих судов у предприятий, наиболее остро этот вопрос стоит для крупных фирм края - таких, как БАМР, Дальморепродукт, «Посейдон», и других.

Распределение квот напрямую связано с другой болезненной на сегодняшний день проблемой -  старением рыбодобывающего флота. На его обновление  требуются колоссальные средства. А где их взять?

- Единственный путь, - говорит профессор, - это наращивание добычи. У нас же добыча ограничена лимитами. Усугубляет положение  резкое падение запасов «объекта № 1» - минтая. Но заметьте: при этом другие объекты мы не осваиваем. Можно было бы использовать крупнотоннажные суда, допустим, на той же ставриде или скумбрии. Переориентация флота на нетрадиционные объекты промысла требует, конечно, дополнительных вложений, но иначе куда тогда их девать? Единственное, что можно отметить: мы начали применять крупнотоннажные суда для добычи сайры. В этом году на этом промысле работали два судна типа РТМС разных компаний. Условия были неблагоприятными, но этим экипажам все равно удалось взять  довольно приличные уловы. Что касается минтая, то нам, добытчикам и биологам, нужно хорошенько над проблемой подумать и решить, как снять пресс с этого вида.  Может быть, Охотское море стоит закрыть на несколько лет для промысла?

Возвращаясь к проблеме стареющего флота, Михаил Алексеевич заметил, что неразумно тратить колоссальные средства на восстановление судов, превратившихся уже в груду металлолома.  От них надо избавляться и при регулирующей роли Госкомрыболовства строить новый флот с ориентацией на дальневосточные ресурсы.

 Не менее насущно также строительство мелкотоннажного флота. По своей механизированности и оснащенности он должен быть даже  выше по уровню. Ведь на таких судах команда должна состоять из двух-трех человек, а все остальное пусть делает автоматика. Нет специализированного флота, готового добывать продукцию на глубине от трех - пяти до 150 - 200 метров, поэтому буксует прибрежное рыболовство. Итог - отсутствие живой и парной рыбы на прилавках и во Владивостоке, и в Приморье в целом.

Понятно, что закон определяет только юридическую основу рыбохозяйственной деятельности в крае, и он не может затронуть всех проблем отрасли. Михаил Алексеевич отдает себе отчет в том, что, видимо, в нем и не должно было быть статей, посвященных подготовке кадров для предприятий этого профиля. Но профессор не оставляет надежды, что в законе Российской Федерации такой статье найдется место. Слишком назрела необходимость помощи государства вузам, выпускающим судоводителей, механиков, радионавигаторов, рыбаков. Учебные заведения имеют слабую тренажерную базу, скудное материально-техническое снабжение. А устроить студентов на практику – так и вовсе неразрешимое дело.

- Приходится в буквальном смысле раскланиваться перед каждым рыбопромышленником и просить ребят взять на практику, - рассказывает Михаил Алексеевич. – Но это обуза, поэтому они чаще всего отказывают. Как же студентам и курсантам в таком случае набираться опыта? Остается один путь – создание современных тренажерных баз, требующих десятков тысяч долларов. Вот для чего нам нужна помощь правительства, Госкомрыболовства и администрации края.