«Гайдай пробовал меня на роль Шурика»

– Евгений Ваганович, вы уже шутите сорок лет, на радость нам, зрителям! Не устали от этого? – Ни в коем случае! Моя работа настолько разнообразна, что не приедается. Более того, думаю, что судьба мне просто не даст поменять этот жанр. Да я и не стремлюсь к этому. Однажды меня позвали сниматься в кино. Леонид Гайдай даже делал со мной пробы на роль Шурика для «Кавказской пленницы». Но я почувствовал, что это не мое, и, между прочим, сам порекомендовал Гайдаю на роль Шурика Александра Демьяненко. По-моему, рекомендация оказалась удачной. Что же касается меня, то я занимаюсь своим делом, ни на что не отвлекаюсь! Разве только на телеэфиры. Передача «Смехопанорама» на ОРТ, судя по откликам телезрителей, очень поднимает их настроение. Я рад и счастлив, что люди смеются и радуются!

27 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1272 от 27 нояб. 2002

 – Евгений Ваганович, вы уже шутите сорок лет, на радость нам, зрителям! Не устали от этого?

 – Ни в коем случае! Моя работа настолько разнообразна, что не приедается. Более того, думаю, что судьба мне просто не даст поменять этот жанр. Да я и не стремлюсь к этому. Однажды меня позвали сниматься в кино. Леонид Гайдай даже делал со мной пробы на роль Шурика для «Кавказской пленницы». Но я почувствовал, что это не мое, и, между прочим, сам порекомендовал Гайдаю на роль Шурика  Александра Демьяненко. По-моему, рекомендация оказалась удачной. Что же касается меня, то я занимаюсь своим делом, ни на что не отвлекаюсь! Разве только на телеэфиры. Передача «Смехопанорама» на ОРТ, судя по откликам телезрителей, очень поднимает их настроение. Я рад и счастлив, что люди смеются и радуются!

 – А вы помните свою первую шутку не на эстрадных подмостках и в эфире, а в жизни?

 – Конечно, помню. Я рос в интернациональном городе Баку. Жил около синагоги. Как-то пошел туда с приятелем из любопытства. Нам было лет по семь. Все происходящее в синагоге казалось очень интересным и занимательным. Мне тоже захотелось принять участие в этой процедуре. Вместе с товарищем мы начали старательно кричать: «Христос воскрес!». Нас тихонечко вывели оттуда. Но поскольку мы кричали от чистого сердца и никого не хотели обидеть, то Бог, который, по моему мнению, един, только улыбнулся на нашу детскую выходку. Так что первый, кого я рассмешил, был наш Господь. Может быть, в награду за это он и сделал меня юмористом. Слава тебе, Господи!

 – И все ваши жертвы, принесенные на алтарь, были вознаграждены в тот день, когда вас, молодого артиста, в 1964 году пригласил в свой прославленный оркестр Леонид Утесов?

 – Ну о чем тут рассуждать! Это было подлинным счастьем – работать рядом с великим Утесовым! Но не все проходило так гладко, как хотелось. Подчас дрожали коленки. Представьте себе, позади меня на сцене 26 оркестрантов, сразу превращающихся в 26 острословов, как я только ляпну что-нибудь не то! Когда Утесов перестал выступать со своим оркестром, мне его очень не хватало, и я вскоре покинул коллектив. Знаете, кого взяли на мое место? Гену Хазанова!

 – Раньше, как известно, за анекдоты могли и срок дать. У вас были когда-нибудь неприятности из-за шуточек?

 – Кажется, нет. А вот жалобу однажды на меня написали. Правда, это давно было. Вызывают меня как-то в управление культуры и дают прочитать письмо: «Все артисты выступают нормально, а Петросян не уважает зрителя, выступает под фонограмму!» Представляете себе – разговорный жанр да под фонограмму? Сущий бред! Под фонограмму петь можно, а смешить никак нельзя!

 – Актерами очень часто становятся дети из актерских семей. Ведь таланту нелегко пробиться на сцену. Как это происходило у вас?

 – Мои родители не имели отношения к искусству. Отец – математик, мама – химик. Более того, они не верили, что я стану артистом. Помню, сестра привела меня однажды на устный журнал: там актер читал рассказ, а я слушал и давился от хохота. Будучи первоклассником, я уже мечтал стать артистом. В десять лет просиживал в библиотеке, изучал историю искусств. Мне было интересно все! В 12 лет я ходил в театры, всегда причесанный, в красивом костюмчике, в галстуке-бабочке. Все оглядывались на меня – что за странный мальчик? А я просто сходил с ума по своей мечте, летом работал учеником слесаря, столяра и тайком от мамы – грузчиком на лимонадном заводе. Ну а в 16 лет отправился в Москву на поиски счастья. Помню мамины слова, сказанные на дорогу: «Сынок, быть плохим артистом – большое горе: мало того что ты никудышный специалист, так еще столько свидетелей приходят каждый вечер на твой позор! А хорошим артистом ты вряд ли станешь...». К счастью, она ошиблась.

 – Тот случай, когда можно сказать: слава Богу, мамино пророчество не сбылось, позора на сцене удалось избежать. Все получилось наоборот, вас ждал большой успех! Наверняка мама верила в вас, просто боялась сглазить! А с какими неожиданностями на концертах доводилось сталкиваться?

 – Одно сочинское ЧП помню так, как будто вчера это случилось. Показываем спектакль «Доброе слово и кошке приятно» в Летнем театре. Во время исполнения монолога «Пугало огородное» какая-то бездомная собака перелезла через решетку театра в зал, а оттуда – прямиком ко мне на сцену. Я по ходу монолога говорю: «Назначили меня сюда директором огорода. Секретарша вот сидит, лает на посетителей!» И представьте, секунда в секунду после этих слов, с той стороны, на которую я указал, с невинным видом вышла дворняжка, остановилась возле меня и... как тявкнет! Я поворачиваюсь к ней и говорю: «Жучка, поди, скажи, что я занят, у меня собрание». Барбосина послушно удалилась, а зал корчился от гомерического смеха! Некоторые, может быть, предположили, что так и было задумано по ходу действия.

 – Евгений Ваганович, вы выступаете на сцене, ведете телепередачу, издаете свои книги... Скажите откровенно, вы считаете себя благополучным человеком?

 – Благополучие - вещь относительная. Мне сейчас почему-то пришел на память эпизод из юности. Шел я однажды голодный по Петровке, нащупывая в кармане пятачок и решая проблему: поехать ли на концерт автобусом или купить бублик? А ведь я тогда уже выступал на главных площадках страны. Неожиданно столкнулся со знакомым баянистом, он купил мне бутылку молока и бублик. Как я был тогда счастлив! По сравнению с тем молодым человеком, конечно, я благополучный.

 – Задам вам коварный вопрос. Ваша супруга – Елена Степаненко  много лет работала в вашем театре простой артисткой. Потом она вдруг стала женой знаменитого юмориста – Петросяна. Прошли годы, и прекрасная Елена становится... суперзвездой эстрады! Ее обожают миллионы, а ее коронный «Блин-Клин» стал всенародным хитом. Как вы относитесь к славе Степаненко, не считаете ее конкурентом?

 – Я горжусь Еленой! Впрочем, как и она мной. Особенно мне нравится то, что мы выступаем не только раздельно, но и вместе. Идеальная пара! Да еще и чудесную дочь вырастили. Прекрасно жить одним домом, одним делом, одними интересами. С супругой мне просто повезло!

ДОСЬЕ "В"

Родился 16 сентября 1945 года в Баку. Окончил  ВТМЭИ. С 1962 года начал выступать на профессиональной сцене. С 1964 по 1969 год работал в качестве конферансье в оркестре Леонида Утесова, с 1969 по 1989 год служил в Москонцерте. В 1985 году окончил отделение режиссеров эстрады ГИТИСа. За его плечами тысячи выступлений на лучших концертных площадках страны. С 1979 года существует Театр эстрадных миниатюр Петросяна. В 1991 году Евгений Ваганович стал народным артистом РФ. Давно сотрудничает с ТВ. Несколько лет был ведущим популярной телепередачи «Артлото». Создал много сольных передач: «С различных точек зрения» (1985), «Приглашение на вечер Петросяна» (1988), «Ангажемент Петросяна», «Операция «Петросян» (1991), «Антология Петросяна» (1991-1993), «Евгений Петросян приглашает» (1999-2000), «Кто же этот Петросян» (2000). Как автор сценария и режиссер Петросян выпустил программу Елены Степаненко «Бабы, вперед!» (2001), «Включайте, посмеемся!» (2001). С 1994 года на Первом канале ТВ еженедельно выходит в эфир его авторская телепередача «Смехопанорама».