Что ищет он в порту далеком?

Есть такой анекдот: на приеме у врача больной жалуется, что его тревожит состояние российской экономики. На что доктор и говорит: «Ну что вы, батенька, это пустое, нет никакой российской экономики… Вы, наверное, водочкой балуетесь?»

22 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1270 от 22 нояб. 2002

Есть такой анекдот: на приеме у врача больной жалуется, что его тревожит состояние российской экономики. На что доктор и говорит: «Ну что вы, батенька, это пустое, нет никакой российской экономики… Вы, наверное, водочкой балуетесь?»

Теперь вопрос: может ли быть нормальной экономика страны, в работу предприятий которой вмешиваются все кому не лень, не особо вдаваясь в законность такого вмешательства? Разумеется, нет: там, где закон попирается личными интересами, замешенными на «товарищеских» связях, ни о какой нормальной работе не может быть и речи. Разве что «под водочку». Очень трудно понять, из чего исходит управление Министерства юстиции РФ по Приморскому краю, вмешиваясь в хозяйственную деятельность ОАО «Находкинский рыбный порт». Здесь искренне полагают, что Находкинский рыбный порт суть структурное подразделение управления юстиции?

Нелепые предположения? Тогда попробуйте объяснить странный интерес службы судебных приставов к Находкинскому рыбпорту. На протяжении трех месяцев судебные приставы края с завидным упорством штурмуют здание управления порта, пытаются прорваться на территорию предприятия. При этом они прикрываются рожденными в далекой Калмыкии судебными решениями. Самое странное, что решения куда более близких Находкинского городского суда, владивостокских Первореченского и Первомайского районных судов, арбитражного суда Приморского края и, наконец, арбитражного суда Дальневосточного федерального округа для судебных приставов края в данном случае – не указ. Присягу на верность Кирсану Илюмжинову, что ли, давали?

Немного предыстории не-объяснимого безумия, которое будоражит Находку много месяцев. 2 марта 2002 года внеочередное собрание акционеров ОАО «Находкинский рыбный порт», созванное на законных основаниях, переизбрало руководство порта, положив конец безраздельному правлению на предприятии Михаила Веселова и группы его товарищей. Напомним, что за годы этого правления большая часть имущества порта была растащена по «дочерним» и офф-шорным компаниям. Последним актом драмы развала порта должна была стать передача этим прожорливым «дочеркам» причалов. Только смена руководства порта остановила его дальнейшее растаскивание.

Полномочия нового руководства порта за минувшее время были подтверждены еще тремя собраниями акционеров и рядом судебных решений судов Находки, Владивостока, Приморского края и Дальневосточного федерального округа. И это при том, что прежнее руководство на протяжении длительного времени вообще не проводило собраний.

Вот тут-то на свет как чертик из табакерки выскакивает некая гражданка Калмыкии Р. К. Неминова, никогда в Находке не жившая, зато с июля 2002 года владеющая пятьюдесятью акциями ОАО «Первый порт», которое, в свою очередь, владеет аж (страшно сказать!) 0,4 процента акций «НРП». Так вот эта гражданка и подала в суд жалобу на «НРП», требуя повернуть время вспять. Суд далекой Элисты… удовлетворяет ее требования, перечеркивая решения к тому времени уже двух законных собраний акционеров «НРП»! Правда, вскоре Верховный суд республики Калмыкия решение это отменил – по причине того, что гражданка Неминова не может предъявлять претензии к решениям собраний акционерного общества, акционером которого она не является. Как оказалось, все еще только начиналось…

Вскоре в бой вступает еще одна подруга калмыцких степей М. В. Етаева. Она тоже «как бы» владеет 50 акциями «Первого порта», но опять обижается на акционеров Находкинского рыбного порта, к числу которых не принадлежит. Казалось бы, прецедент решения по подобному делу есть, какие вопросы? Ан нет, арбитражный суд маленькой, но гордой Калмыкии неожиданно удовлетворяет иск и требует обеспечить его. Вот тут-то и настало время службы судебных приставов Приморского края. Дважды, в сентябре и в ноябре, они в буквальном смысле штурмовали здание управления Находкинского рыбного порта, игнорируя другие судебные решения по данному поводу. Штурмовали азартно, кто-то даже подвозил генератор, чтобы подпитать «турбинку», которой пытались распилить двери проходной порта. И это – торжество законности? А ведь, по имеющейся информации, в дело готовятся вступить новые подсадные утки типа вышеназванных дам.

Интересно, насколько легитимны забавные образцы калмыцкого правосудия? Любой мало-мальски грамотный (и не заинтересованный в определенном исходе дела!) юрист подтвердит, что решения судебных инстанций Калмыкии не соответствуют действующему законодательству как минимум по трем пунктам. Во-первых, исковое заявление предъявляется в арбитраж по месту нахождения или месту жительства ответчика – в нашем случае, в арбитражный суд Приморского края, а не республики Хальмг Тангч - Калмыкия. Во-вторых, оспаривать решения общих собраний акционеров имеет право акционер данного общества – как мы видим, ни Неминова, ни Етаева акционерами ОАО «НРП» не являются. В-третьих, дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, если имеется вступивший в законную силу судебный акт, принятый по спору между теми же лицами, по тому же предмету и по тем же основаниям. В случае с войной против законного руководства порта и акционеров ОАО «НРП» мы наблюдаем совершенно иную картину. И приставы вновь и вновь идут на штурм одного из крупнейших предприятий Находки, пытаясь помешать его нормальной работе. И создается впечатление, что глава краевого управления юстиции Владимир Мышкин относится к этому вполне благосклонно.

Давайте попробуем разобраться, кто стоит за всеми этими гражданками-истицами из Калмыкии, чьи интересы так упорно отстаивают судебные приставы края, за кого они, пренебрегая законом, который обязаны свято соблюдать, идут на штурм рыбного порта, как на работу? Это не так уж и сложно. Изучая прессу за прошлый год, немало удивляешься обилию выступлений на тему ОАО «НРП» гендиректора компании «Океанинтербизнес» Виктора Клюса. Этот господин из Находки неоднократно утверждал и продолжает утверждать, что рыбный порт принадлежит ему. Фишка в том, что эти его грезы вполне могли бы стать реальностью, не помешай акционеры незаконному растаскиванию имущества по злополучным «дочеркам», где г-н Клюс и в самом деле был за главного.

Опыт подобного рода «прихватизации» у Виктора Клюса имеется. Некогда он порулил советом директоров Камчатского морского пароходства. В итоге от пароходства остались «рожки да ножки» - предприятие обанкротили и ликвидировали, а вот морские суда пароходства отчего-то вдруг оказались собственностью «Океанинтербизнеса» Виктора Клюса. Ловкость рук и никакого мошенничества. Нечто подобное было уготовано и Находкинскому рыбному порту.

Не менее интересно и пересечение путей-дорог бизнесмена Клюса и служителя юстиции Мышкина. Вполне возможно, они совершенно случайны, но служил Владимир Николаевич прокурором Камчатской области, где Виктор Александрович разваливал Камчатское пароходство. Руководил юрист Мышкин природоохранной прокуратурой в московской дали, когда бизнесмен Клюс по демпинговым ценам гнал российский лес за моря-океаны. А теперь, по странному стечению обстоятельств, службы, подведомственные конторе Владимира Мышкина, штурмуют предприятие, которое желает подмять под себя Виктор Клюс. Впрочем, как мы уже говорили, это, возможно, всего лишь необъяснимые совпадения. Судьба, так сказать.

Риторический вопрос: имеет ли право госчиновник использовать свое служебное положение, подчиненные ему службы для проталкивания коммерческих интересов своих друзей, знакомых, просто «хороших людей»? Особенно когда эти интересы идут вразрез с законами страны, в которой мы живем… Разве что если речь идет об уникальном эксперименте совмещения государственной службы и коммерческих интересов. Помнится, правда, что такое совмещение в российском законодательстве имеет вполне определенную квалификацию. И Министерству юстиции РФ было бы нелишним присмотреться к тому, что творится на правовом поле российского Приморья.