Тестирование смертью

Недавно во Владивостокском государственном медицинском университете появились военные. Камуфлированные солдаты со спецназовскими нашивками на рукавах под предводительством офицера бодро шагали сначала в анатомический музей, а затем спускались в подвал, где расположен университетский морг. И так на протяжении нескольких дней. По «меду» поползли слухи – солдат готовят к отправке в Чечню, предварительно «натаскивая» их не бояться трупов. И не просто мертвых, а страшных, выпотрошенных, вывернутых, изрезанных студентами тел. Дело оказалось намного прозаичнее, в чем и убедились корреспонденты «В», побывав на экскурсии вместе с солдатами одной из частей внутренних войск (более подробную информацию о ней мы по понятным причинам не сообщаем).

22 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1270 от 22 нояб. 2002

Недавно во Владивостокском государственном медицинском университете появились военные. Камуфлированные солдаты со спецназовскими нашивками на рукавах под предводительством офицера бодро шагали сначала в анатомический музей, а затем спускались в подвал, где расположен университетский морг. И так на протяжении нескольких дней.
По «меду» поползли слухи – солдат готовят к отправке в Чечню, предварительно «натаскивая» их не бояться трупов. И не просто мертвых, а страшных, выпотрошенных, вывернутых, изрезанных студентами тел.
Дело оказалось намного прозаичнее, в чем и убедились корреспонденты «В», побывав на экскурсии вместе с солдатами одной из частей внутренних войск (более подробную информацию о ней мы по понятным причинам  не сообщаем).

МУЗЕЙ – МЕСТО ОБЩЕДОСТУПНОЕ

Анатомический музей ВГМУ гордится своей коллекцией препаратов. Препараты сделаны из настоящих людей. И пусть кожа, мышцы, сухожилия и прочие ткани тел из-за воздействия формалина приняли неестественный цвет, видно – это не муляжи. Для человека, не связанного с медициной, зрелище не из приятных. Особенно смущают рыжеватые волоски на кожных покровах «препаратов». Да и лица у всех разные.

И тем не менее в музее, как и положено, регулярно проходят экскурсии. Как правило, для студентов медицинских училищ края, которые специально для этого приезжают из других городов.

Могут посмотреть экспозицию и обычные школьники. И преподаватели ВГМУ считают, что ничего страшного в этом нет, наоборот: значительная часть экспонатов наглядно демонстрирует последствия вредных привычек. Здесь есть, например, легкие курильщика, а есть и совсем уж печальное – дети наркоманов и алкоголиков. На этих и вовсе без слез смотреть нельзя – одни с шестью пальцами, другие со страшными грыжами, с вываливающимися внутренностями (брюшная стенка начисто отсутствует). Есть даже ребенок с двумя головами.

Преподаватели ВГМУ говорят, что многие, увидев это, явно задумываются. Стандартной оказалась и реакция экскурсантов в погонах.

Экскурсия в морге прошла и вовсе молниеносно. К приходу солдат на столе уже был разложен «препарат». Руки, ноги, грудная клетка и даже половые органы – все лежало отдельно друг от друга.

Впрочем, зачем живописать увиденное? Военные вели себя в морге вполне нормально. Посмотрели, выслушали пояснения сопровождающих. Один солдатик взял отделенную от трупа руку (препараты в морге обработаны так, что прикасаться к ним не опасно), «устрашающе» помахал ею в сторону товарища. Тот, кому довелось общаться с врачами или со студентами-медиками, наверняка знает, что их «шутки» гораздо циничнее.

ЭТО - ЛИЦО ВОЙНЫ

Командование воинской части, отправляющее своих солдат на эти экскурсии, запираться не стало.

- Да, мы спецназ, и наша служба периодически проходит в «горячих точках», - сказал майор Александр Дегтярев. – Разве не разумно проверить реакцию солдата до того, как он попадет в зону боевых действий? Война есть война, там порой приходится сталкиваться с таким, что у профессиональных врачей волосы встают дыбом. Да что там волосы?  Желудки наизнанку выворачивает! И не надо искать в нашем  решении никакой  «патологии» - мы просто не хотим, чтобы в определенной ситуации у солдат случился нервный срыв, готовим их по нарастающей. Смотрим реакцию. Не исключено, что некоторые солдаты по результатам этого «тестирования» на Кавказ не поедут.

- Знаете, - продолжил Дегтярев после небольшого раздумья. – Проще всего быть пацифистом. Но война – реальность нашей жизни, и от нее не спрятаться за человеколюбивыми лозунгами. У войны много лиц: мертвые тела – лишь одно из них. Солдат должен быть готов столкнуться с каждым проявлением войны.

И возразить командиру оказалось нечего. Потому что он прав.

P. S.  После посещения музея ВГМУ некоторые солдаты этой части задумались о поступлении в медицинский. И не для того, чтобы резать мертвых, – чтобы спасать живых.