Не хлебом единым

Говоря о детях, сейчас все чаще вспоминают времена Дзержинского и Макаренко. Уже не десятки, не сотни, а тысячи ребятишек составляют голодную и озлобленную армию беспризорников. В детских домах нынче не сироты живут – у большинства родители есть. Но это такие мамки и папки, которым доверять воспитание юного поколения просто опасно: или себе подобных выпестуют, или голодом да побоями изведут. Потому и прижился в стране термин – социальные сироты.

15 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1266 от 15 нояб. 2002

Говоря о детях, сейчас все чаще вспоминают времена Дзержинского и Макаренко. Уже не десятки, не сотни, а тысячи ребятишек составляют голодную и озлобленную армию беспризорников. В детских домах нынче не сироты живут – у большинства родители есть. Но это такие мамки и папки, которым доверять воспитание юного поколения просто опасно: или себе подобных выпестуют, или голодом да побоями изведут. Потому и прижился в стране термин – социальные сироты.

Конечно, если взглянуть правде в глаза, придется признать, что в бедах детей во многом виновато государство, его непродуманная политика. Избалованные советским строем люди в одночасье оказались брошенными в совершенно иные условия, где нужно бороться, думать о будущем и очень много трудиться. С одной стороны, мы не были этому научены, с другой – оказались слабы и беспомощны. Потеряв привычные ориентиры, многие растерялись, опустили руки и, как это водится у русского человека, потянулись к бутылке. Алкоголь же, как известно, человека «зверит и скотинит», даже родительские обязанности заставляет забывать.

Ну а коль уж общество в определенной степени виновато в несчастьях детей, значит, всем миром и спасать их надо. Вот и открываются детские дома. В Хасанском районе несколько лет назад они были просто не нужны, сегодня работают два – в Славянке и в Хасане, рассчитанные на 100 ребятишек. Дети в этих казенных учреждениях одеты и накормлены. Вот только не хлебом единым жив человек.

Директор Хасанского детского дома Елена Миниханова на жизнь не жалуется, но никаких слов и не надо – стоит лишь пройтись по построенному 10 лет назад зданию, чтобы понять, как о государственных детях заботятся. Настоящий ремонт здесь не проводился ни разу, крыша течет и, следовательно, потолок и стены на втором этаже разъедены грибком. Стекла нет, чтобы разбитые окна отремонтировать. Недавно засорилась канализация, так глава администрации поселка на просьбу о помощи не откликнулся – пришлось сотрудницам самим искать мужиков с умелыми руками. Женщины в таких ситуациях, как правило, беспомощны. И это еще одна беда – трудятся в детских домах преимущественно представительницы слабого пола, которые толком-то и молоток держать в руках не умеют, а в любом доме хозяин нужен. Нужен мужчина и для того, чтобы по душам поговорить с подрастающими пацанами. Но никто не заходит к этим детям просто так – пообщаться, научить чему-нибудь. Мало того, что в Хасанском детдоме настоящих друзей-попечителей нет, так еще и работающих
специалистов не хватает – штат заполнен только на 50 процентов. Психолог в таком учреждении как воздух нужен, но о нем и не мечтают. Директор еще только учится в педагогическом институте, как и инструктор по физкультуре, социальный педагог соответствующего образования не имеет. Конечно, у этих женщин замечательные сердца и необыкновенно добрые души. Но нужен еще и профессионализм – уж очень непростой народ собирается в таких учреждениях. По крайней мере в этом из 41 ребенка лишь пятеро – сироты, остальные такого навидались…

Когда-то на усыновление ребенка в очередь записывались. Нынче дети никому не нужны. В Хасанском детдоме лишь на одну девочку опекунство оформили. И то благодаря тому, что Таня Шабалина сама активной оказалась. Попав сюда, она сразу выделила среди других взрослых завхоза Людмилу Раджапову и стала за ней хвостиком ходить. А у той своих трое, правда, взрослые уже. Двое сыновей и дочь – нынешний директор детдома, а тогда воспитательница Елена Рамазановна. Кстати, с Данилкой, сыном воспитательницы, Таня с удовольствием нянчилась. В общем, история не очень простая – сначала Таню взяли в семью на полгода, потом еще на несколько месяцев оставили и, наконец, опекунство оформили. Взрослые на Таню не нарадуются. Сама она всех своими родственниками считает, директора, как сестренку, Леной называет. Ну а Людмила Анатольевна давно для нее мама.

Теперь у этой девочки все будет хорошо, потому что она окружена искренней любовью и заботой. Причем индивидуальной. Ну а остальные 40 воспитанников детского дома от Тани отвернулись – обиду затаили. Понять детей можно, а вот справиться с ситуацией мог бы только профессиональный психолог, которого, как я уже говорила, к великому сожалению, здесь нет.

С Таней мы поболтали о ее любви к тяжелому року, о том, что она старается помогать маме по хозяйству и мечтает поступить в педагогический институт. Не желая нарушать ее улыбчивое настроение, все же спросила: «С родной мамой встречаешься?» Девочка напряглась: «Мы заезжали к ней, дома ничего нет, все пропивает. Я не хочу к ней возвращаться, а новую маму ни за что и никогда не брошу». А если настоящая мама позовет и пообещает исправиться? «Я ее никогда не смогу простить», - твердо ответила Таня. Как будто приговор вынесла.

НАЙДИ МЕНЯ

В детском доме поселка Славянка того же Хасанского района нас встретили красивые жизнерадостные ребята.

ВаняВане 8 лет. Мать родительских прав лишена, отца нет. Мальчишечка немного упрямым растет, но с обостренным чувством справедливости. Он учится в первом классе, очень любит рисовать, играть с машинками и может долго возиться с конструктором.

ИгорьИгорю уже 11 лет, его мама умерла, а отца родительских прав лишили. Мальчик очень артистичен, занимается в танцевальном ансамбле, любит выступать, а еще с удовольствием шьет мягкие игрушки. Ему довелось две недели провести в Японии, и это пока самое яркое впечатление в его жизни.

Филипп10-летний Филипп учится в 4-м классе. С родителями та же история: отец умер, мать родительских прав лишена. Мальчик любит читать детективы и смотреть мультики. Ему тоже довелось побывать в Японии, где самое большое впечатление на него произвел Диснейленд.

Женя, Коля, ГаляУселась на стульчик сфотографироваться целая семейка – Женя, Коля и Галя в возрасте от 4 до 9 лет. Те, кто их на свет выпустил, родительских прав лишены. А вот ребятишки друг за друга крепко держатся. Галя, чувствуя себя старшей, опекает малышей, старается оказаться рядом в сложной ситуации.

Телефон отдела опеки и попечительства администрации Хасанского района – (231) 41-204, отдела охраны прав детства (администрация Приморского края) – 220-400. За консультацией можно также обращаться в представительство Всемирной ассоциации детей и родителей по тел. 319-746.