Корейский лабиринт

Сенсационные заявления американцев о том, что КНДР «призналась» в нарушении «всех мыслимых соглашений» по ядерному нераспространению, продолжают сотрясать азиатский регион. Однако на самом деле американскому эмиссару Келли 4 октября в Пхеньяне сказали лишь о том, что КНДР сможет производить не только ядерное оружие на основе уранового процесса, но и более мощное оружие, если США не откажутся от угроз. И ничего сверх того. Разгадку проблемы, по словам Пхеньяна, Вашингтон может получить в случае признания КНДР и заключения «пакта о ненападении».

1 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1260 от 1 нояб. 2002

Сенсационные заявления американцев о том, что КНДР «призналась» в нарушении «всех мыслимых соглашений» по ядерному нераспространению, продолжают сотрясать азиатский регион. Однако на самом деле американскому эмиссару Келли 4 октября в Пхеньяне сказали лишь о том, что КНДР сможет производить не только ядерное оружие на основе уранового процесса, но и более мощное оружие, если США не откажутся от угроз. И ничего сверх того. Разгадку проблемы, по словам Пхеньяна, Вашингтон может получить в случае признания КНДР и заключения «пакта о ненападении».

Но что еще могли поделать власти КНДР? В первый день переговоров с Келли северокорейцы категорически отвергли обвинения в «секретной урановой программе». Однако в США эта реакция априори расценивалась как «неубедительные отговорки». Похоже, что изначальной целью миссии Келли было продемонстрировать несговорчивость и лживость страны «оси зла». Это помогло бы создать предлог для выхода США из рамочного соглашения 1994 года, согласно которому в КНДР уже к 2003 году должна была быть построена АЭС, и заодно «придержать» союзников в Токио и Сеуле, раздающих авансы Пхеньяну.

Однако Ким Чен Ир ловко ответил на американские обвинения формулой «не подтверждать, не опровергать». Объективно доказать существование северокорейской ядерной программы невозможно. Похоже, что у американцев есть лишь сведения о поставках Пакистаном в КНДР некоторых компонентов соответствующего оборудования. Исламабад это отрицает, независимых подтверждений нет. Президент Буш не настроен вести разговор с Ким Чен Иром, но тогда останутся и опасения относительно северокорейского оружия массового уничтожения.

Теперь Вашингтон пытается взять мировое сообщество «на испуг». Своим союзникам в Японии и Южной Корее он уже выкрутил руки, заставив принять в ходе саммита АТЭС в Лос-Кабосе трехстороннее заявление, которое говорит о ядерной программе КНДР как о деле доказанном и реальном. Но китайский лидер Цзян Цзэминь во время визита в США на шантаж не поддался, подчеркнув лишь важность мирного урегулирования проблемы.

С моральной точки зрения у Пхеньяна имеются основания считать, что США не выполнили обязательств по первому рамочному соглашению, и потому он стремится к заключению нового пакта. А вот потом Пхеньян вполне может допустить на интересующие объекты международных инспекторов, которые убедятся в том, что никакой установки по обогащению урана не существует.

Американцы говорят, что Северная Корея начала программу по обогащению урана уже несколько лет назад. Шеф Пентагона заявил, что США и раньше знали, что Северная Корея обладает плутонием, достаточным для производства одной или двух атомных бомб. Информация о том, что Пхеньян якобы может создать в обозримом будущем еще два-три ядерных боезаряда на базе обогащенного урана и увеличить ядерный арсенал до трех-четырех единиц, не могла в глазах Вашингтона качественно изменить оценку стратегической ситуации на Корейском полуострове.

Однако лишь сейчас вокруг ядерной программы КНДР возник крупномасштабный скандал. Очевидно, что вашингтонская администрация придерживала эту карту для того, чтобы в нужный момент обеспечить американское доминирование в корейских делах - в том числе и путем подрыва доверительных отношений Пхеньяна с Пекином и Москвой.

Что делать России? При всей приверженности Кремля нераспространению и осознании того, что «ядерный кризис» нарушает российские планы в Корее, в том числе экономические, слепая поддержка позиции США не выход. При этом надо учитывать, что США могут реализовать в Корее несколько различных сценариев.

Первый - наращивать давление на КНДР вплоть до применения силы. Однако международную коалицию для этого сколотить вряд ли удастся, так как в обоснованности доводов США сомневаются даже ближайшие союзники Вашингтона, не говоря уж о КНР и России. К тому же северокорейцы в своем заявлении поклялись умереть, но не подчиниться. Так что для полного выяснения истины США придется пойти на крупномасштабную войну, для России это лежит за гранью возможного.

Второй - США будут игнорировать заходы Пхеньяна, постаравшись связать руки своим союзникам в области развития диалога с КНДР и оказания ей помощи. Срыв японо-северокорейских переговоров о нормализации отношений укладывается в этот сценарий. Вашингтон будет утверждать, что ядерная программа КНДР - дело доказанное, а потому необходимы международная изоляция режима Ким Чен Ира и усиление давления на него. Тогда Россия окажется в сложном положении - исходя из собственных интересов, ей надо будет поддерживать КНДР, стараясь при этом не испортить отношения с США. Ситуация опасная, поскольку не исключено, что рано или поздно северокорейцам придется пойти на обострение.

Третий - логичный, но не желаемый вашингтонскими ястребами сценарий, предполагающий урегулирование проблемы в ходе прямого диалога между США и КНДР. Того же хотели бы Китай, ЕС, Япония и Республика Корея - даже с учетом смены администрации в Сеуле она будет заинтересована в сотрудничестве с Севером. Для России здесь, с учетом доверительных отношений российского лидера с Ким Чен Иром, открывается благодатное дипломатическое поле.

Остается рассчитывать на непредсказуемость пхеньянского «великого полководца». Почему бы ему в нужный момент не заявить, что он «пошутил» и что никакой ядерной программы у КНДР нет? Тогда американцам пришлось бы «съесть свою шляпу» и сесть за стол переговоров, если только они опять не обставят их условиями вроде «тотальных проверок и инспекций». Но тут у России, Китая, да и у союзников США будет куда больше аргументов для того, чтобы убедить их решить дело миром.