Что русскому – удаль, то немцу - смерть

Мы и сами о себе столько не знаем, сколько выдает миру о нашем характере русский язык. «В языке все не случайно, стоит только научиться понимать его скрытые намеки или явные оттенки», - утверждает гость «В», профессор филологии Московского педагогического государственного университета Алексей ШМЕЛЕВ.

29 окт. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1257 от 29 окт. 2002

Мы и сами о себе столько не знаем, сколько выдает миру о нашем характере русский язык. «В языке все не случайно, стоит только научиться понимать его скрытые намеки или явные оттенки», - утверждает гость «В», профессор филологии Московского педагогического государственного университета Алексей ШМЕЛЕВ.

«Русская языковая модель мира» - так называются последняя книга ученого-лингвиста и цикл лекций, которые Шмелев прочитал для студентов и преподавателей ДВГУ.

- Алексей Дмитриевич, какой же русский не любит хорошего анекдота про русских, чукчей, евреев или армянское радио? Однако вы особенности национального характера прочитываете в оттенках привычных слов. И утверждаете, что одна из самых ярких черт национального характера – противопоставление высокого и низменного, «горнего и дольнего»…

- Любой язык, и русский в том числе, отражает определенное видение мира. Причем носитель языка даже не задумывается об этом. Разве что иностранец сталкивается с непреодолимыми трудностями, когда никак не может понять, например, что же такое «авось». Какой-нибудь немец тоже, в принципе, может порой рассчитывать на авось, но слова такого ни в одном европейском языке нет за ненадобностью, тогда как в русском – это целое явление, обозначить которое язык был просто обязан.

Что касается вещей более значимых – «горнего и дольнего», термины эти взяты из старославянского и говорят сами за себя: горний мир – мир высокой духовности, дольний – где-то там, внизу, нечто земное и даже низменное. Вы с трудом объясните иностранцу различие между двумя похожими словами – «долг» и «обязанности». И только носитель русского, чувствующий язык, поймет: долг (не денежный!) связан с внутренним голосом, это то, что человек несет перед обществом, перед близкими, перед миром и Богом. Говорят: «Это мой долг». Можно даже добавить – священный. А обязанности священными бывают? Обязанности – нечто внешнее и земное, что порой можно безболезненно переложить на чужие плечи...… И таких пар слов множество. «Добро» - вещь абсолютная, высокая. «Благо» - утилитарная. Порой для чьего-то блага можно даже сделать что-то ужасное. «Развод в ее ситуации просто благо!» Ну что ж хорошего в разводе, но ведь благо – вещь практическая, относительная. И вот что важно: в русской этической системе к высокому – безусловное почтение, к низменному – пренебрежение, и язык все точно отражает в оттенках слов, которые интуитивно чувствует порой лишь носитель языка…...

Целый ряд русских выражений демонстрирует, что русским свойственно пренебрежительное отношение к мелочам жизни и мелким выгодам.

- Любопытно, что это за выражения…

- Они все на слуху. Например, что может быть обиднее, когда говорят – «мелочный человек»? И наоборот, какое хорошее слово «удаль» и как ценится это качество в нашей системе представлений о мире. Между тем что хорошего в удали – ведь это совсем не то, что смелость, отвага, это нечто проявляемое без определенной цели, как быстрая езда, которую почему-то любит всякий русский.

- Глупость на взгляд какого-нибудь шведа?

- Наверняка. Но для русских важно, что удаль проявляют не ради выгоды, а ради красоты!

- Выходит, осуждается и тяга к накопительству?

- Я бы так не сказал. Да, иногда желание иметь деньги рассматривается как пристрастие к мелким суетным ценностям. С другой стороны, заметьте, слово «добро» кроме основного своего значения, близкого к «благу», имеет и другое: нажитое имущество. Чувствуете оценку, поставленную самим языком?

- Что ж тогда суетно?

- Желание получать выгоду по всякому поводу. И, наоборот, в цене - размах, широта души. А насколько сильна пространственная составляющая русской души, отраженная в языке! Чтобы чувствовать себя хорошо, русскому человеку необходимы простор, даль, ширь, приволье, раздолье – заметьте, сколько слов придумано и какими хорошими оттенками они окрашены – неспроста.

Или вот еще: какую яркую характеристику представления о мире и русском характере дает такое часто употребляемое словечко – «плевать». Оно, кстати, подтверждает пренебрежение к житейской суете. «А, наплевать!» - и очень характерный жест, знакомо? Более того, выражение это часто расценивается как образец высокого, философского отношения к жизни. Как проявление житейской мудрости. И даже как предмет особой гордости носителей русского языка. «Если у нее случалось какое-нибудь несчастье, она всегда говорила только одно слово: плевать» - это уже литературная цитата. Словечко это точно отражает мироощущение и, видимо, помогает жить.

Есть в русском еще замечательное слово, аналогов которому нет в других языках – «заодно». Про русских говорят: «Долго запрягают». Но уж если запрягли – держись. И тогда – можно сделать множество дел «заодно». Англичанин, конечно, тоже «может воспользоваться прогулкой, чтобы купить хлеба» - и скажет об этом длинно и тягостно. Русский выразит коротко и емко: «Гулял, заодно купил хлеба».

- Алексей Дмитриевич, вы предлагаете и свое прочтение того, как русский язык представляет себе человека. И как? Неужели тоже необычно?

- Судите сами. Для нас, носителей русского языка, очевидно, что мысли находятся в голове, эмоции – в сердце, и потому если человек сильно переживает, он хватается за сердце, а если что-то вспомнил, то бьет себя по голове. При этом есть языки, где совсем другое представление о человеке. Даже в близких географически европейских языках знать наизусть – буквально «знать сердцем», и это отражает, по-видимому, древнее представление, что сердце – «орган памяти». В древнееврейском языке сердце было органом мысли. А в некоторых африканских языках звучит: у него добрая печень. Или – «сохранить в печени» (в смысле запомнить). Выходит, для них печень – орган всей внутренней жизни?

Но совершенно особое место в русском языке занимает слово «кровь».

- Слово как слово, что особенного?

- Как же! Кровь у носителей русского языка – носитель сильных эмоций. В молодости, говорят, кровь играет – значит человека тянет к удалым поступкам, к приключениям. Кровь кипит – человек раздражен. Кровь бросилась в голову – эмоции взяли верх над разумом. Чувствуете теперь, какая непростая роль у крови в психической жизни человека и как сохранил все это язык? Костям «не повезло» - они атрибут старости. Говорят: «старые кости»...…

Так что если анализировать и всматриваться в язык, можно многое понять о мире, и в том числе о самих себе…...