Почти фантастический отец

О счастливом детстве песен сейчас не поют. Те, что были написаны много лет назад, устарели, а новые поэтам и композиторам писать, похоже, неудобно. В России в прошлом году зарегистрировано более 700 тысяч сирот и около четырех миллионов детей, относящихся к группе риска по социальному сиротству. Количество детских домов и приютов растет в геометрической прогрессии, будто мы только что пережили тяжелую затяжную войну.

25 окт. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1256 от 25 окт. 2002

О счастливом детстве песен сейчас не поют. Те, что были написаны много лет назад, устарели, а новые поэтам и композиторам писать, похоже, неудобно. В России в прошлом году зарегистрировано более 700 тысяч сирот и около четырех миллионов детей, относящихся к группе риска по социальному сиротству. Количество детских домов и приютов растет в геометрической прогрессии, будто мы только что пережили тяжелую затяжную войну.

Проблема социального сиротства характерна для всего мира, но в России в настоящий момент она особенно остра. К счастью, есть энтузиасты, старающиеся спасти наше будущее. В приморском фонде помощи населению «Данко» удивительных историй на целую книгу хватит. Жаль, не все из них можно на страницах газеты представить: человеческие отношения – субстанция очень деликатная. Однако после долгих уговоров президент фонда Ирина ОСИПОВА согласилась кое-что рассказать. Правда, при жестком условии – ни имен, ни фотографий действующих лиц не публиковать. Тем не менее все события реальны, а действующие лица живут в Приморском крае. С героем же нынешней публикации Ирина Ильинична встречается регулярно.

«Три года Костя стоял в очереди в органах опеки и попечительства на усыновление ребенка. Разрешения ему не давали – Костя женат не был, а ребенка воспитывать хотел. Дважды «сходился» с женщинами, имеющими детей. Женщины его не устроили, а их ребятишек он охотно до сих пор одевает, обувает, кормит, и зовут они его папой.

Потерял Костя всякую надежду усыновить малыша, осталась последняя – услышал, что можно к нам, в «Данко», обратиться. Приехал этакий увалень, просит: «Проверяйте как хотите, контролируйте, только дайте маленького». Мы опешили. Привыкли, что мужчины скрываются от алиментов, пускаются во все тяжкие, доказывая, что ребенок не их, а тут… Звоним в отдел опеки, спрашиваем, на самом ли деле числится у них такой кандидат. Отвечают: «Надоел уже, вдруг маньяк какой, расхлебывай потом». В общем, предложили под нашу ответственность решать эту проблему. Задача сложная, вдруг и впрямь маньяк? Но мы подумали: если каждого мужчину начнем в отклонениях подозревать, то начисто породу мужскую выведем. Для порядка и в качестве перестраховки направили все же Костю к психиатру. Обошли всех бывших дам его сердца: «Что за человек? Почему разошлись? Не наблюдали за ним каких-нибудь сексуальных отклонений?» «Нет, - отвечали, - мужик как мужик, все при нем».

Пошли на откровенный разговор с Костей. Почему женщин не любишь? Почему ни с одной не ужился? Довели мужика, озверел: «Я на трех работах вкалываю, чтобы всех прокормить, а им секс подавай на завтрак, обед и ужин, спать не дают». И вновь просительно в глаза заглядывает: «Девчата, мне б ребеночка, он бы у меня ни в чем отказу не знал. А баб, ну их к чертям!» Костина мама сокрушалась: «У всех сыновья как сыновья, а у меня теля какие-то. Все норовят в ночную смену сбежать, а детей им подавай. Да от чего ж они заведутся, от сырости, что ли?»

Не стали мы больше мужика мучить, стали гарантами ему и государственным службам, взяли Костю с 6-летним малышом под сопровождение специалистов. Расцвел наш герой, не каждая мать так гордится своим ребенком, как он. Одежды накупил, компьютер, комнату детскую оборудовал на загляденье, видеодомофон установил, чтобы не открыл малыш дверь злоумышленнику. Стали нажимать мы на Костю: «Женись, ребенку мать нужна, нехорошо так-то». Ребенок в крик: «Папка, не женись! Будет она только деньги пропивать да драться…» К сожалению, оказался у малыша свой опыт житейский и свое представление о прекрасной половине человечества.

На комиссию по защите прав детей, где решался вопрос о передаче ребенка, Костя пришел как на торжественную регистрацию брака – в белой рубахе с галстуком, начищенных туфлях. И с неприкрытым страхом в глазах. Малыш, который уже хорошо знал Костю, вцепился в его шею мертвой хваткой. Пара напоминала кадры из фильма о Великой Отечественной…

Как специалист должна я сделать вывод в научно-публицистическом стиле: патронатное воспитание – наиболее гибкая система жизнеустройства детей, при которой удовлетворяются интересы ребенка и семьи. А как простой человек могу сказать - таких мужиков, как наш Костик, клонировать нужно. С учетом «расейской» действительности».

Повезло этому малышу, но в детских домах живут сотни детей, которым очень нужны мамы и папы. В доме ребенка Артема мы сфотографировали еще нескольких детишек.