Конец отопительного сезона

Отопительный сезон, начавшийся для владивостокцев столь удачно, заканчивается полной катастрофой. Пожалуй, впервые в истории города батареи остынут не 15 мая, а 25 апреля, почти на три недели раньше обычного срока. Постановление об окончании отопительного сезона уже подписано и. о. мэра Николаем Марковцевым.

24 апр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №125 от 24 апр. 1997

Отопительный сезон, начавшийся для владивостокцев столь удачно, заканчивается полной катастрофой. Пожалуй, впервые в истории города батареи остынут не 15 мая, а 25 апреля, почти на три недели раньше обычного срока. Постановление об окончании отопительного сезона уже подписано и. о. мэра Николаем Марковцевым.

Но, как пояснил нам один из руководителей тепловых сетей “Дальэнерго”, небольшой запас топлива на городских “кочегарках” еще есть, и поэтому можно было бы подавать и тепло, и горячую воду в ряде микрорайонов. В частности, на Второй Речке у котельной “Северная” есть почти двадцатидневный запас мазута. И судя по всему, решение мэрии для энергетиков стало сюрпризом.

Причина столь раннего окончания отопительного сезона - в общем кошмарном состоянии теплоэнергетики края и запутанных взаимоотношениях мэрии Владивостока с “Дальэнерго”.

Как утверждает мэрия, она была готова спокойно завершить отопительный сезон, как и положено, уголь на складах накапливался. Однако в последнюю неделю ситуация резко изменилась.

По сводкам диспетчеров городской администрации, с конца марта завозилось на ТЭЦ-2 угля больше, чем сжигалось. Запас угля достигал более 20 тысяч тонн. И вдруг в теплом апреле ТЭЦ-2 заработала на полную мощность, как в студеном январе. Еще 5 апреля сжигалось около 6 тысяч тонн угля, а через несколько дней ежесуточно стало сгорать почти 8 тысяч тонн угля. Запас быстро растаял.

Все это происходило из-за того, что в энергосистему края недодавали электричество электростанции в Лучегорске и Партизанске.

Парадокс, который предполагает профессиональную некомпетентность управленцев: Владивостокская ТЭЦ-2, на которую за сотни километров завозят уголь, выручает край. В это время почти стоят ГРЭС, те, которые сидят на угле, простите за каламбур, - что на бурых углях Лучегорского разреза, что на каменном с шахт Партизанска.

ТЭЦ-2 развивает все пары, сжигает почти весь уголь и в это же время погружает Владивосток во мрак.

До сих пор не ясно, будет ли городу возвращен уголек, купленный на его деньги.

Складывается впечатление, что некоторым руководителям “Дальэнерго” даже в этой кризисной ситуации нужно не топливо, а деньги. Заместитель главного инженера “Дальэнерго” А. Иус направляет письма в мэрию, в которых сообщает, что если на теплоэлектростанции мэрия привезет уголь и мазут, то они приниматься не будут. И более того, за простой цистерн штрафные санкции будет платить мэрия, а уголь будет сжигаться без всякой оплаты.

В свою очередь директор ТЭЦ-2 Б. Ильчук сообщает мэрии, что поставляемый ею уголь настолько некачественный, что “наносит углеприемным устройствам значительные повреждения ориентировочной стоимостью в 180 миллионов рублей и моральный ущерб работникам, вынужденным заниматься ручным дроблением кусков”. Но самое интересное - дальше: “Прошу также впредь не заключать договора на поставку угля для ТЭЦ-2, что является неправомерным вмешательством в хозяйственную деятельность АО “Дальэнерго”, не дает возможности осуществлять права грузополучателя”.

Так что по этому письму выходит, что для “Дальэнерго” важнее быть грузополучателем, нежели энергопроизводителем?

Удивительно и то, что предприятие, которое поставляет уголь на ТЭЦ-2 , за полгода получило только одну рекламацию от самой теплоэлектроцентрали на поставку “некачественного угля”, да и с той не согласилась, а разговоры о том, что “мэрский” уголь никуда не годится, ведутся всю зиму.

Конечно, энергетикам нужны деньги, и именно денег они требуют от мэрии, чтобы самим закупать и уголь, и топочный мазут. Конечно, это экономический идиотизм, что мэрия расплачивается не деньгами, а топливом. И, наверное, правы руководители “Дальэнерго”, когда говорят, что вмешательство мэрии вносит путаницу в отношения между энергетиками и поставщиками топлива.

Из-за такого подхода был сорван выход эшелона с мазутом из Комсомольска-на-Амуре. Энергетики просто отказались его принимать: ведь им нужен не мазут, а деньги, чтобы покупать мазут и выдать зарплату или еще как-то их потратить.

В итоге 17 апреля в мэрии получили телефонограмму: “В связи с малыми запасами топлива на ТЭЦ-1 - которая и снабжает город теплом - и неизвестными сроками его поставки будет отключено отопление и горячее водоснабжение во Фрунзенском и частично в Ленинском и Первореченском районах за исключением больниц”.

Что-то совсем неладно в краевом энергетическом королевстве, раз его руководство подхватило осмеянную уже вроде затею Черепкова с увеличением перетоков энергии из Якутии. Может, теперь якутская лампочка спасет весь край?

Губернатор Е. Наздратенко приглашен с отчетом о ситуации в крае, а мэр В. Черепков тоже надеется попасть на заседание комиссии, на которой будет рассматриваться и положение в теплоэнергетике.

Нас же с вами, дорогие владивостокцы, ждут холодные квартиры и еще более холодные ванны. Грейте воду чайниками. Мойтесь в тазиках. Потому что даже графика возможной подачи горячей воды в наши дома пока нет. А может, его и вообще не будет, мэрия тоже идет на принцип и выступает против всяких графиков, потому что свет и тепло в домах должны быть всегда.