Вдохнули жизнь в пустые стены

… Лет семь стоял клуб заброшенный. У хозяев - рыболовецкого колхоза «Новый мир» не было на него ни сил, ни средств, ни времени. А потом пришли люди со стороны, из соседнего Большого Камня, и вдохнули жизнь в пустые полуразрушенные стены. Культурно-досуговый комплекс «Южный» в селе Южная Лифляндия ожил сам и оживил жизнь в рыбацком селе и колхозе.

2 окт. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1242 от 2 окт. 2002

… Лет семь стоял клуб заброшенный. У хозяев - рыболовецкого колхоза «Новый мир» не было на него ни сил, ни средств, ни времени. А потом пришли люди со стороны, из соседнего Большого Камня, и вдохнули жизнь в пустые полуразрушенные стены. Культурно-досуговый комплекс «Южный» в селе Южная Лифляндия ожил сам и оживил жизнь в рыбацком селе и колхозе.

- Здесь все было разрушено, как после бомбежки. На втором этаже даже полов не было! И мы, творческие работники, своими силами все восстанавливали, - рассказывает директор комплекса Надежда Малых. - Бывшие хозяева только помогли с ремонтом холла и зрительного зала.

Удивляется:
- Конечно, население здесь своеобразное. В чем это выражается? Раньше здесь колхозники были хозяевами, все было бесплатно. А теперь возникают вопросы: а почему мы должны на концерт идти и платить? Хотя у нас там такие цены смешные – 10 рублей за билет. Не понимают также, почему они должны платить за кружки. А деньги ведь идут на развитие данного коллектива. Хореография – значит мы покупаем ткани и шьем костюмы. Спортсмены – значит это оборудование и инвентарь.

Первое время к нам рыбаки относились с некоторым недоверием, настороженно. И первый проблеск, первый шаг навстречу – это День рыбака, первый, проведенный нами. Он прошел очень удачно. И после этого как-то сразу почувствовалось другое отношение. То есть к нам стали относиться не как к пришлым, а как к своим. Хотя мы, творческие работники, почти все из Большого Камня.

Теперь у нас – взаимопонимание. Где у них есть какая-то копейка, хоть чем-то могут нам помочь – пожалуйста! Администрация помогает, все руководство колхоза. А за ними уже, естественно, и простые люди. В любой цех заходишь – «клубникам» привет! И сразу тебе пойдут навстречу, сразу помогут.

Ну, вот это был первый момент такой хороший, положительный. Второй момент – это отвоевание стадиона. Целый спортивный комплекс умирал, никому не нужный. Еще немного, и его бы просто по кирпичикам растащили! Мы решили, что мы это дело потянем. И после долгих «боев» нам передали его на баланс.

Там разруха еще большая, чем здесь, там до сих пор ни света нет, ни воды, ни канализации, ничего нет. Там и крыша-то текла. Мы сразу начали работу. У нас сразу несколько кружков появилось, любительские объединения. Летом - там, зимой в дом культуры их всех переводим.

В тренерском зале занимаются и танцоры, и каратисты, там же и гимнастика, и шейпинг, зал с утра до вечера занят. Крышу сделали, сейчас, если деньги будут, будем делать все остальное.

Вздыхает:
- А отрицательное, это, конечно, нехватка средств. На ремонт, на содержание денег очень много надо. То же оборудование – на стадионе пока ничего нет, абсолютно ничего. «Графские» развалины...… А если наладить отопление, водоснабжение, канализацию, можно круглогодичный профильный лагерь сделать. То есть любую программу можно будет осуществить, оздоровительную, учебную, творческую, спортивную, понимаете? Вот - спорткомплекс, вот - дом культуры, вот - профилакторий, здесь все есть.

И еще беда - очень низкий заработок. Вы знаете, у нас сейчас просто люди в тупик загнаны. Только настоящий энтузиазм еще дает силы работать.

С мужем заехали на автозаправку, а бензин уже не 9-30, а 10-30. Я знаю, билеты на автобус подорожают, все ко мне придут и скажут: Надежда Георгиевна, что дальше делать? У них половина зарплаты уходит на дорогу – каждый день из Большого Камня в «Новый мир» и обратно. А автобуса своего у нас нет. А если не выдержат мои работники очередного повышения цен на проезд? Если и правда снова будет некому поддерживать тепло и свет «Южного»? Что тогда делать южнолифляндским мальчишкам и девчонкам? Только и надежда на любовь к делу, без которого в нашем коллективе почти все себя не мыслят.