Пули летят, пули. Шальные летят и не очень

Мирное небо над головой.Во Владивостоке оно не над всеми. Вот уже долгое время в окрестностях нашего города идет настоящая война. В ней все всамделишное: оружие, солдаты, пули. Правда, всему этому вынуждены противостоять мирные жители, чьи дома оказались в зоне боевых действий.

1 окт. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1241 от 1 окт. 2002

Мирное небо над головой.Во Владивостоке оно не над всеми. Вот уже долгое время в окрестностях нашего города идет настоящая война. В ней все всамделишное: оружие, солдаты, пули. Правда, всему этому вынуждены противостоять мирные жители, чьи дома оказались в зоне боевых действий.

Живые мишени

Семья Синявских 4 года назад поменяла хорошую квартиру на дом в пригороде (улица 5-я Центральная). Поначалу все было нормально – желанный свежий воздух, ради которого, собственно, и переезжали, зеленые сопки, тишина. Но вскоре у соседей начались стрельбы.

- Летом у них почему-то затишье, - говорит Петр Александрович, – зато все остальное время стреляют почти каждый день. Я, конечно, не против боевой подготовки, но посмотрите – расстояние от полигона до моего огорода – меньше 100 метров.

Действительно, совсем немного поднявшись в сопку, мы обнаружили бруствер. Ни опознавательных знаков, ни заграждения, ни даже таблички типа «проход запрещен» найти так и не смогли. Только редкие покосившиеся столбики позволили нам предположить, что когда-то здесь все же был забор.

Сам бруствер тоже произвел не лучшее впечатление: пулеулавливатель из бревен был заставлен бутылками. И не из-под «Буратино», а из-под водки и пива. Земля рядом усыпана битым стеклом. От мысли, что солдаты и офицеры отрабатывают меткость на таре для горячительных напитков, стало нехорошо: а вдруг они их выпивают непосредственно перед стрельбой?

- Утверждать ничего не буду, - сказал на это Петр Александрович, - но не исключено и такое. Потому что пули очень часто летят мимо. И когда тут идет стрельба, мы боимся выходить из дома. Недавно я срубил березу. Дерево было старое и могло упасть прямо на наш дом. Распиливая ствол на дрова, я нашел там пулю. 

Петр Александрович служил в армии и уверен, что рикошетом пуля не вошла бы так глубоко в ствол дерева. Кто-то явно стрелял в березу. И это при том, что сам бруствер устроен так, чтобы исключить «шальные» пули. Огневой рубеж представляет собой узкие амбразуры, которые просто не дадут автомату отклониться в сторону. Пулеулавливатель сделан в естественном склоне сопки, и пустить автоматную очередь поверх него непросто. И все же пули часто летят мимо. В доме, расположенном на улице Главной, 35, нам показали пистолетную пулю. Нашли ее прямо во дворе, после очередной канонады. Сейчас это вещественное доказательство находится в редакции.

- Не могу поверить, что существуют нормы, позволяющие устраивать полигон в ста метрах от жилья, - возмущается Ольга Васильевна. – Когда идут стрельбы, я боюсь работать в огороде, а наша дочь Настя, возвращаясь из школы, бывает, сидит на сопке и пережидает, когда все это закончится.

Кстати, регулярная стрельба - не единственное беспокойство, доставляемое соседством с воинской частью. Есть еще солдаты срочной службы, которые развили бурную коммерческую деятельность.

- Все время ходят с мешками и сетками и предлагают нам купить тушенку, сгущенку, рыбные консервы, - рассказывает Петр Александрович. – Однажды принес солдатик кусок мяса – да здоровый, килограммов на 5. Где они это все берут? Я так полагаю, что воруют, а потому ничего у них не покупаю. Знаете, я сам служил в армии и могу многое понять. Пусть «свистнет» вечно голодный солдат с кухни банку тушенки, но чтобы мешками таскать? Где дисциплина? Да в этой части срочники целыми днями по сопкам гуляют. Честно говоря, я и за дочь переживаю, 14 лет девочке.

Семья Синявских, да и все их соседи периодически ощущают себя живыми мишенями. Как только на полигоне начинается стрельба, люди не выходят из домов – береженого бог бережет.

Рикошетом не убьет

Так сказали офицеры этой самой части, когда Петр Александрович решил-таки поинтересоваться, почему на полигоне не соблюдаются меры безопасности. Ответ его почему-то не успокоил.

Комментарий военных для "В" был немного шире:

- При проведении стрельб выполняются все необходимые меры безопасности,– сказал майор Сергей Лебедев, временно исполняющий обязанности командира воинской части. – Мы выставляем оцепление, а конструкция полигона исключает попадание пуль на территорию жилых домов. Что же касается тех пуль, что находят жильцы, – тут должны работать правоохранительные органы. Сначала нужно сделать экспертизу – что это за пуля и откуда она была выпущена? Может, это кто-то посторонний гулял в лесу и палил по деревьям?

Конечно, и такая версия имеет право на существование. В любом случае люди, живущие поблизости, уже обратились с письмом к депутатам городской думы.

Кстати, на одной территории находятся сразу две воинские части. Майор Лебедев отвечал только за одну. Говорить, где находится его руководство, майор не стал, так как это военная тайна. Правда, известна она всем гражданским соседям – руководство далеко. Потому, считают люди, и порядка в этой части никакого нет, что начальство далеко.