Полет Чижа без компании

Сергей Чиграков, больше известный в народе как Чиж, вновь посетил город нашенский. Его сольный акустический концерт собрал фанатов во Дворце культуры моряков воскресным вечером. Фаны садились на пол, пели едва ли не громче Чижа, несли цветы и фенечки своему любимцу. А он – гитара и голос, больше ничего. О чем пел? О жизни, любви, кайфе, молодости, которая уходит.

24 сент. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1237 от 24 сент. 2002

Сергей Чиграков, больше известный в народе как Чиж, вновь посетил город нашенский. Его сольный акустический концерт собрал фанатов во Дворце культуры моряков воскресным вечером. Фаны садились на пол, пели едва ли не громче Чижа, несли цветы и фенечки своему любимцу. А он – гитара и голос, больше ничего. О чем пел? О жизни, любви, кайфе, молодости, которая уходит.

Впрочем, сам-то умудряется оставаться молодым. Во всяком случае, звездной болезнью не заразился. Корреспондент «В» явился в номер гостиницы «Владивосток» утром в точно назначенное время. Чиж… спал после бурно проведенного вечера, перешедшего в ночь. Майка, шорты, тату на плече, знаменитый «хаер», который Чижа просили состричь на спор. «Заходи, - пригласил он уже из ванной, - сейчас лицо сполосну. О чем говорить-то будем? Давай о музыке». Но говорили обо всем, правда, в режиме экспресс, через полчаса Чиж собирался на острова, отдохнуть по полной.

- Знаешь, в гостинице вешают табличку на двери «Не беспокоить», а я вот в следующий приезд собираюсь повесить другое – «Уберите, пожалуйста, у меня в номере…»...

- Что, тяжело после вчерашнего?

- Зачем спрашивать, видно ведь. Целый месяц не пил! И вот не удержался.

- Выпивка – твоя проблема?

- Есть немножко...… Но борюсь.

- А что предпочитаешь?

- Светлое пиво, водку, коньяк...…

- Давай лучше о музыке. К твоим песням «приклеили» определение – оппозиционное ретро. Можешь прокомментировать?

- Нет, не могу. Я не хочу никаких рамок. Ретро, рок, блюз…... Шаг влево, шаг вправо.… Зачем? Были совместные выступления с Голощекиным, мэтром джаза, с Борисом Гребенщиковым, да мало ли с кем! Ну и что. Все уже сделано кем-нибудь и лучше, наверное, чем это делаю я. Я не революционер, не создаю чего-то сногсшибательного. Для меня главное – писать свои песни.

- Но популярность-то сумасшедшая…

- Не знаю, в чем причина. Происходит некое попадание. Знаешь, как я сочиняю песни? Могу два года ничего не делать – не делается, а потом за два месяца записать новый альбом. Почему так? Нужен какой-то толчок, чтобы дальше работать. То, что придумано, высосано из пальца, меня не устраивает.

- А что толкает? Любовь? У тебя много песен о любви.

- И любовь. Маленькая, большая, очень большая.

- Ты поддавался?

- Чувствам – да, женщине – нет. Расставаться тяжело. Боль не измеряется часами, сутками. Или песнями.

- А гитара у тебя какая?

- Parker...…

- Ты ее в руки когда в первый раз взял? Ты же учился по классу аккордеона.

- В шестом классе. Все начиналось с трех аккордов.

- И видимо, не закончится никогда. Старший сын по твоим стопам пошел?

- Да, он играет в питерском трио ГТО. Абсолютно самостоятельная личность. Во всех отношениях. В творческом в том числе.

- А Питер стал твоим городом?

- Вопрос, стал ли я ему. Ты не знаешь, что такое Днепродзержинск, из которого я приехал. Это такая… деревня. И это живет в тебе. Большой город способен переварить что и кого угодно, но он остается сам по себе. В Питере я с 1994 года, в разных клубах играл, но вряд ли я там свой.

- Но ты ведь в некотором роде гражданин мира. В последние годы твоя жизнь – гастроли. Россия, Израиль, Штаты.

- Кстати, о Штатах. В начале октября состоится тур по девяти городам США: Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Портленд, Чикаго, Сиэтл, Денвер, Вашингтон, Нью-Йорк, Бостон. А пока к вам приехал. В 9-й раз. Без компании.